Українська (UKR)Російська (RUS)

XI МІЖНАРОДНІ ПЕДЧИТАННЯ З ГУМАННОЇ ПЕДАГОГІКИ 2012р. Виступ М.Б.Менського

Відео виступу http://www.youtube.com/watch?v=7v-pJVvdlBc

Квантова механіка, свідомість і міст між двома культурами

У чому відмінності квантової механіки від класичної? Чому в ній постійно дебатується питання про роль, яку відіграє свідомість спостерігача? Що таке інтерпретація квантової механіки і чому існують різні інтерпретації? Ми обговоримо ці питання, роблячи акцент на інтерпретації, запропонованій Евереттом.

 

 

Причиной, вызывающей концептуальные трудности в квантовой механике, является тот факт, что эволюцию, которую претерпевает квантовая система, если в ней производится измерение, не удается описать при помощи обычного квантовомеханического формализма, скажем, при помощи уравнения Шредингера. Последний этап в описании квантового измерения, заключающийся в выборе одного из множества альтернативных результатов измерения, оказывается для самой квантовой механики чужеродным. По своей природе этот этап является классическим по той причине, что сознание наблюдателя, воспринимающее в конечном счете результат измерения, оперирует только классическими образами.

Технически выбор одного из альтернативных результатов измерения можно описать как редукцию состояния (называемую также коллапсом волновой функции), при которой нарушается обычный линейный (шредингеровский) характер эволюции. С концептуальной точки зрения важно, что для понимания редукции требуется явным образом включить в рассмотрение не только саму измеряемую систему, производящий измерение прибор и физическое тело наблюдателя, но и сознание наблюдателя. Поэтому присущие квантовой механике концептуальные проблемы если и можно решить, то лишь в том случае, если при построении полной теории сознание наблюдателя непосредственно включается в рассмотрение.

Мы покажем, что последовательное развитие этой линии рассуждений приводит к новому взгляду на феномен сознания и перебрасывает мост между естественно-научной и гуманитарной культурами.

Измерение в квантовой механике

Концептуальные проблемы квантовой механики, над которыми работали еще ее отцы-основатели [1, 2, 3], и продолжают работать известные физики нашего времени [4, 5, 6, 7], вырастают из анализа того, какими свойствами обладает измерение квантовых систем. Поэтому они формулируются обычно как “проблема измерения в квантовой механике”. Суть этой проблемы состоит в следующем. С одной стороны, в квантовой механике никакие взаимодействия не могут привести к редукции, при которой из суперпозиции некоторого количества векторов исчезают все компоненты, кроме одного. С другой стороны, в сознании наблюдателя после измерения всегда остается лишь один компонент, соответствующий некоторому конкретному результату измерения, т.е. происходит выбор альтернативы. Противоречие между этими фактами и приводит к парадоксам квантовой механики.

Парадоксальность квантового измерения. В квантовой механике измерение обладает контр-интуитивными, парадоксальными чертами. В частности, свойства квантовой системы, обнаруженные при измерении, могут не существовать до измерения. Например, при измерении положения, скажем, элементарной частицы, выясняется ее локализация, т.е. свойство быть в определенном месте. Если положение измерено, то после измерения частица локализована в той области, которая соответствует результату измерения. Частица после измерения обладает свойством локализации в этой области. Но такой результат измерения не гарантирует, что частица обладала этим свойством и перед измерением. В частности, если перед измерением частица обладала определенным импульсом, то ее волновая функция была отлична от нуля во всем пространстве, т.е. частица не была локализована нигде. Свойство, обнаруженное в ре-зультате измерения, не было присуще системе перед измерением. Разумеется, этого не может быть в классической физике, что и составляет специфическую черту измерений квантовых систем.

Такого рода парадоксальные черты квантовой механики доказаны экспериментально и даже используются для создания технических устройств, обладающих неожиданными новыми возможностями. Так, быстро развивающаяся прикладная наука квантовая криптография предлагает способы передачи секретного кода с гарантией от его перехвата. Точнее, любая попытка перехвата кода, пересылаемого по “квантовому” каналу, неизбежно оставит след, который будет обнаружен принимающим и даст знать, что этим кодом пользоваться нельзя — он рассекречен. Гарантию дают законы квантовой механики: невозможно подслушать передаваемый код, не оставив следа, так как невозможно получить информацию о квантовой системе, не изменив ее состояния. В свою очередь это положение по существу является следствием знаменитого принципа неопределенности

Редукция состояния (селекция альтернативы) при измерении. “Появление” при измерении квантовой системы таких ее свойств, которые не существовали до измерения, описывается как явление редукции состояния системы (его называют также коллапсом волновой функции). С формальной точки зрения редукция состоит в следующем. Начальное состояние системы (начальный “вектор состояния”) является суммой (суперпозицией) некоторого числа векторов, которые соответствуют всем возможным результатам измерения. Состояние, которое возникает после измерения (редуцированное) — это один из таких векторов-слагаемых, а именно тот, который соответствует результату, полученному в данном измерении. Все остальные слагаемые исчезают, и именно в этом состоит редукция.

Рассмотрим простую ситуацию, в которой измерение различает между двумя альтернативами (например, различает, в какой из двух областей локализована частица) Обозначим состояния системы, соответствующие этим альтернативам, через и 1ψ2ψ. Если измерение дает результат 1 (соответственно 2), то после измерения система находится в состоянии (соответственно ). При этом она обладает тем свойством, которое обнаружено 1ψ2ψизмерением (в приведенном выше примере — свойством локализации в соответствующей области). Но до измерения система, вообще говоря, находится в состоянии (суперпозиция векторов состояния 1ψ и 2ψ с коэффициентами и ), в котором она ни 1c2cодним из этих свойств не обладает. Переход от состояния 2211ψ+ψcc к одному из состояний и называется редукцией состояния или коллапсом волновой функции. 2ψ2 2 1 1 ψ + ψ c c 1 ψ

Какой именно результат даст измерение (и значит, в какое состояние перейдет измеряемая система), можно предсказать лишь вероятностным образом. При многократном повторении измерения с одним и тем же исходным состоянием 2211ψ+ψcc первый результат будет возникать с вероятностью , а второй — с вероятностью . В частности, если 21||c22||cисходное состояние есть (соответственно 1ψ2ψ), то измерение заведомо даст первый (соответственно второй) результат.

Редукция перестраивает исходное состояние таким образом, чтобы оно полностью соответствовало результату измерения. До измерения состояние, вообще говоря, не соответствует ни одному из возможных альтернативных результатов измерения. Именно это имеется в виду, когда говорят, что свойство, обнаруженное при измерении, может не существовать до измерения. Редукцию можно описать также как селекцию альтернативы — фиксацию одного из всех возможных альтернативных результатов измерения. Например, если до измерения волновая функция частицы отлична от нуля в широкой области, то после измерения положения частицы ее волновая функция отлична от нуля лишь в узкой области, соответствующей полученному результату измерения. Это значит, что произошла редукция состояния частицы, в данном случае нелокализованная частица стала локализованной.

Редукция — корректный метод расчета. Предположение о редукции, происходящей в момент измерения, было введено в квантовую механику ее основателями, прежде всего Нильсом Бором и Джоном фон Нейманом, чтобы описать то, что происходит при взаимодействии квантовой системы с измерительным прибором, с помощью которого наблюдатель получает информацию об этой системе. Редукция квантовой системы при измерении позволяет правильно рассчитывать результаты измерений, и в этом смысле корректность этого понятия не подлежит сомнению.

С практической точки зрения никакой проблемы нет: понятие редукции позволяет правильно выполнить любой расчет, все предсказания, полученные на основании таких расчетов, подтверждаются. С точки зрения стандартных требований, предъявляемых к физической теории, квантовая механика, дополненная постулатом о редукции состояния при измерении, полна и не требует никакой существенной переработки. В то же время с момента возникновения квантовой механики активно обсуждались возникающие в ней концептуальные проблемы, большая часть которых связана с процедурой измерения и понятием редукции. Эти обсуждения не только не закончились в наше время, но даже активизировались в последние два десятилетия.

В квантовой механике редукция — чужеродное понятие. В частности, всегда были физики, которые чувствовали, что редукция является “чужеродным” элементом, что это понятие искусственно привнесено в квантовую физику, чтобы совместить ее с классическими законами, которым, казалось бы, должны подчиняться макроскопический прибор и тем более наблюдатель. Почему понятие редукции в контексте квантовой механики кажется искусственным? Дело в том, что измерительный прибор, используемый при измерении, а также глаз, нервы и мозг наблюдателя, фиксирующие результат измерения, состоят из квантовых атомов, и, значит, сами являются квантовыми системами. Следовательно, они подчиняются законам квантовой механики, тогда как классическое описание их поведения является приближенным. Согласно законам квантовой механики (уравнению Шредингера) никакие взаимодействия системы, в том числе с прибором и наблюдателем, не могут привести к ре-дукции, т.е. к устранению всех слагаемых суперпозиции, кроме одной (см. описание редукции, данное выше).

Поясним это на примере простого измерения с двумя исходами (альтернативами), которое уже упоминалось. Теперь, однако, мы будем явно учитывать состояние прибора и наблюдателя. Предположим, что прибор перед измерением находится в некотором нейтральном исходном состоянии , а наблюдатель — в состоянии 0ϕ0χ. Прибор устроен так, что если система перед измерением находится в состоянии 1ψ (соответственно ), то после 2ψвзаимодействия с ней прибор переходит в состояние 1ϕ (соответственно ). Такое состояние 2ϕприбора как раз и означает, что он фиксирует первый (соответственно второй) результат наблюдения. Аналогично наблюдатель перейдет в состояние 1χ (соответственно ). Такое его 2χсостояние означает, что наблюдатель видит, что прибор находится в состоянии (соответственно ). 2ϕ1 ϕ

То же самое можно сформулировать так. Если весь комплекс (измеряемая система + прибор + наблюдатель) находится перед измерением в состоянии 001χϕψ, то после измерения (после взаимодействия прибора с системой и наблюдателя с прибором) этот комплекс перейдет в состояние . Если же он находился в состоянии 111χϕψ002χϕψ, то после измерения (взаимодействия) перейдет в состояние 222χϕψ.

А что будет, если измеряемая система находится перед измерением в состоянии ? Ответ предопределен тем, что при любых взаимодействиях процесс эволюции в квантовой механике описывается линейным уравнением (уравнением Шредингера). Состояние всего комплекса перед взаимодействием можно представить в этом случае как суперпозицию 2211ψ+ψcc00220011002211)(χϕψ+χϕψ=χϕψ+ψcccc векторов состояния 001χϕψ и 002χϕψ с коэффициентами и . В силу линейности эволюции она приведет после измерения к суперпозиции векторов и 1c2c111χϕψ222χϕψ с теми же коэффициентами, т.е. к состоянию . 22221111χϕψ+χϕψcc

Таким образом, если рассуждать строго логически, редукция невозможна. Вместо этого состояние всего комплекса, состоящего из измеряемой системы, прибора и наблюдателя, не только перед измерением, но и после него должно описываться как суперпозиция (сумма) состояний, соответствующих различным альтернативным результатам измерения.

В сознании наблюдателя редукция (селекция) неизбежна. Итак, рассматривая и измеряемую систему, и измерительный прибор, и наблюдателя как квантовые системы, мы приходим к выводу, что полная система (включающая все эти составляющие) остается в состоянии, в котором отражены все возможные альтернативные результаты измерения. Редукция, т.е. выбор одной альтернативы, произойти не может. В то же время выбор одной альтернативы заведомо имеет место, когда наблюдатель осознает, какой результат дало измерение. Эта парадоксальная ситуация, выявляемая известными парадоксами “кота Шредингера” и “друга Вигнера”, явно указывает на то, что вводимое в квантовой механике понятие редукции (селекции) имеет непосредственное отношение к сознанию наблюдателя.

Проблема измерения” в квантовой механике. Попытки снять это противоречие, решить парадоксы квантовой механики, никогда не прекращались и до сих пор не привели к общепринятому решению. Стоящая при этом проблема носит название проблемы измерения. В поисках ее решения предлагались различные интерпретации квантовой механики. Такие интерпретации имеют своей целью философски или методологически уточнить содержание теории. В некоторых интерпретациях явно фигурирует сознание наблюдателя. По нашему мнению, без его включения проблема измерения вряд ли может быть решена.

Еще раз оговоримся, что эта проблема возникает не из-за того, что теория неудовлетворительно описывает эксперимент, а из-за желания некоторых физиков (может быть, имеющих философский склад ума) сделать эту теорию логически более последовательной. Другие физики склонны считать проблему измерения надуманной, схоластической. Однако трудно поверить, что это на самом деле так. Ведь еще великие отцы-основатели квантовой механики активно искали решение этой проблемы, а в наше время вопросы, связанные ней, вызывают интерес у гораздо более широкого круга физиков. Среди них такие выдающиеся исследователи, как Джон Арчибальд УилерA, Роджер ПенроузB, Дитер ЦееC, Дэвид ДойчD.

По-видимому, активизация интереса к этому кругу вопросов в последние десятилетия связана с появлением новых приложений квантовой механики, известных под именем квантовой информатики. Одним из направлений квантовой информатики является квантовая криптография, о которой говорилось выше, другим — теория квантовых компьютеров, которые, если будут реализованы, могут привести к невиданным пока скоростям вычислений.

Многомировая интерпретация квантовой механики

Различные решения “проблемы измерения” называются обычно различными интерпретациями квантовой механики. Самая радикальная из них — это так называемая многомировая интерпретация, предложенная Хью Эвереттом в 1957 г. и поддержанная Джоном УилеромE и Брайсом ДеВиттом [8, 9, 10], исходит из того, что никакой редукции при измерении не происходит, а различные компоненты суперпозиции соответствуют различным классическим мирам, одинаково реальным. Любой наблюдатель тоже оказывается в состоянии суперпозиции, т.е. его сознание “расщепляется”, в каждом из миров оказывается “двойник”, сознающий то, что происходит в этом мире.

Многомировая интерпретация обходится без редукции. В этой интерпретации все возможные результаты измерения квантовой системы рассматриваются как равнореализуемые. Отвергается обычное представление, будто лишь один из возможных результатов реализуется, а остальные являются потенциальными возможностями. Эта интерпретация предполагает, что редукция вообще не происходит, так что в сумме векторов, о которой говорилось выше, сохраняются все слагаемые. То явление, которое описывается как редукция вектора состояния, является лишь кажущимся, т.е. связано с сознанием наблюдателя. С точки зрения интерпретации Эверетта различные картины мира соответствуют различным результатам измерения и, следовательно, классически несовместимы, тем не менее, сосуществуют в квантовом мире. Лишь в сознании наблюдателя появляется единственный результат измерения, т.е. единственная классическая картина мира.

Для наглядности говорят о том, что существуют различные классические миры (эвереттовские параллельные миры), из которых сознание индивидуального наблюдателя воспринимает лишь один. Впрочем, такая формулировка иногда может вводить в заблуждение, и ее нужно поверять формулировкой, использующей более точные термины: вектор состояния в виде суперпозиции и составляющие эту суперпозицию векторы-слагаемые.

Квантовая суперпозиция и индивидуальное сознание. Интерпретация Эверетта исходит из того, что при любых взаимодействиях квантовой системы с ее окружением (в том числе с измерительными приборами и через них — с наблюдателем) система и окружение остаются в состоянии суперпозиции, включающей все возможные альтернативные результаты измерения в качестве слагаемых (компонент суперпозиции). Селекция одной альтернативы, т.е. отбрасывание всех слагаемых, кроме одного, не может произойти, поскольку все системы эволюционируют по законам квантовой механики (в соответствии с уравнением Шредингера). Однако любой наблюдатель видит лишь один результат измерения, который описывается лишь одним из слагаемых суперпозиции. Следовательно, в сознании каждого индивидуального наблюдателя селекция альтернативы, или редукция сос XI МЕЖ тояния, происходит.

Но как это совместить с концепцией Эверетта, которая признает наличие различных классических миров, в равной степени реальных? Ответ состоит в том, что мозг как квантовая система тоже находится в состоянии суперпозиции, различные слагаемые которой соответствуют тому, что наблюдатель видит различные альтернативные результаты измерения, различные классические миры. Таким образом, селекция, происходящая в сознании, состоит не в отбрасывании всех классических картин, кроме одной, а в их разделении, в изоляции их друг от друга. Возникает “квантовое расщепление” наблюдателя. Его мозг находится в состоянии суперпозиции, и лишь одна (любая) компонента этой суперпозиции описывает такое состояние мозга, в котором он видит определенную классическую картину, соответствующую определенному результату измерения.

При описании индивидуального наблюдателя ему следует приписать одну из компонент суперпозиции. При таком описании этот наблюдатель видит лишь одну классическую картину мира. Это одна из тех картин, которые содержатся в суперпозиции. Для наглядности можно считать, что каждый наблюдатель “расщепляется” на множество наблюдателей-двойников, по одному для каждого из эвереттовских миров. Каждый из наблюдателей-двойников видит ту картину, которая имеется в том мире, в котором он оказался. Это самый трудный для понимания, но и самый важный пункт в интерпретации Эверетта.

Вероятности альтернатив (эвереттовских миров). Каждый индивидуальный наблюдатель может задать вопрос: в каком мире окажусь я, т.е. какой результат измерения увижу, когда измерение закончится? Ответ дает распределение вероятностей по различным результатам измерения. Если вероятности рассчитывать по обычным квантовомеханическим формулам, то полученные с их помощью предсказания будут совпадать с обычными предсказаниями квантовой механики. Для рассмотренного ранее примера измерения с двумя исходами вероятности этих исходов будут равны 211cP= и 222cP=, где и — коэффициенты суперпозиции, существовавшей перед измерением. 1c2c

Для наглядности можно считать, что имеется много миров одного и того же типа (соответствующих одному результату измерения), и чем больше миров данного типа, тем больше вероятность для наблюдателя оказаться именно в нем. Если полное число эвереттовских миров равно N, то в случае измерения с двумя исходами имеется миров первого типа, в которых измерение дает первый результат, и NPN11=NPN22= миров второго типа, в которых измерение дает второй результат. Каждое индивидуальное сознание попадает с одной и той же вероятностью, равной N1, в один из N миров. При этом вероятность того, что оно окажется в мире первого (соответственно второго) типа, равна 11PNN= (соответственно 22PNN=). Очевидно, что при этом опыт индивидуального наблюдателя будет подтверждать предсказания квантовой механики. Позднее мы рассмотрим гипотетическую ситуацию, в которой это может и не иметь места.

Феномен сознания в контексте естественно-научной и гуманитарной культур.

Выбор альтернативы, или редукция как необходимый элемент описания квантового измерения можно отождествить с актом “осознавания”, т.е. самой примитивной формой работы сознания [11, 12, 13]. При таком отождествлении сознание становится одновременно элементом физики и психологии, т.е. становится границей и осуществляет связь естественно-научной и гуманитарной культур.

Отождествление селекции альтернатив с “осознаванием”. В интерпретации квантовой механики, предложенной Эвереттом, все альтернативы, потенциально присутствующие перед началом измерения (т.е. взаимодействия измеряемой системы с измерительным прибором и измерительного прибора с наблюдателем), остаются и после измерения (взаимодействия). Не происходит отбрасывания всех альтернатив, кроме одной. Однако каждый наблюдатель воспринимает лишь одну из альтернатив, так что выбор альтернативы (селекция) связана с сознанием наблюдателя.

На наш взгляд, концепция, вытекающая из интерпретации Эверетта, становится более последовательной, если не просто признать, что селекция связана с сознанием, но отождествить селекцию альтернатив с работой сознания. Говоря точнее, селекция альтернатив отождествляется с актом осознавания, перехода от состояния, когда результат измерения еще не осознан наблюдателем, к состоянию, в котором результат измерения осознан [12]. Таким образом, осознавание (элементарный акт сознания, его “начало”) отождествляется с тем, что в квантовой физике описывается как редукция — фиксация альтернативы, “коллапс” состояния системы. После такого отождествления становится понятно, почему редукция оказывается чужеродной в квантовой механике: потому что редукция — это не просто физическое явление, а нечто качественно новое — работа сознания, которая физикой полностью не определяется.

Попытаемся разобраться, что дает отождествление селекции с осознаванием в отличие от более слабого утверждения, что селекция связана с работой сознания. Утверждая, что селекция связана с работой сознания, мы как бы неявно подразумеваем, что хорошо понимаем, что такое сознание, и с помощью этого хорошо понятного феномена пытаемся объяснить непонятный нам феномен селекции. Но так ли это? Действительно ли мы хорошо знаем, что такое сознание?

Сознанию и различным его аспектам посвящено множество работ. Почти все они трактуют работу сознания при обработке информации или другие достаточно сложные интеллектуальные процессы. Это важная для человека область исследований, которая в свою очередь включает различные направления. Однако во всех или почти во всех таких исследованиях за скобками остается наиболее примитивный и в то же время наиболее глубокий процесс или явление “осознавания”, то есть перехода от состояния, когда нечто не осознано данным наблюдателем, к состоянию, когда оно осознано. По нашему мнению, это явление остается непонятным и таинственным. Но именно оно требуется нам для того, чтобы прояснить понятие селекции в квантовой физике.

В случае если мы отождествляем селекцию альтернативы с осознаванием, мы не только проясняем понятие селекции в квантовой физике, но и делаем решающий шаг к пониманию явления осознавания в психологии, а тем самым — к более глубокому пониманию феномена сознания вообще. Отождествляются в этом случае явления, принадлежащие двум качественно различающимся областям науки: физике и психологии. В каждой из этих сфер соответствующее явление (редукция, или селекция, в квантовой физике и осознавание в психологии) остается недоступным для понимания. Но отождествив их друг с другом, мы этим самым отождествлением как раз и объясняем данное явление. На вопрос, что же такое явление редукции, мы теперь можем ответить: это осознавание наблюдателем того, какой из альтернативных результатов измерения имеет место. На вопрос, что же такое осознавание, т.е. “включение” сознания, мы можем ответить: это то самое, что в физике называется редукцией.

Становится ясным и то, почему это явление до сих пор остается непонятным и таинственным. Это потому, что каждое из них рассматривается лишь в одной из двух сфер: редукция в физике, а осознавание — в психологии. В рамках одной сферы понимания достичь и нельзя. Понимание достигается в том случае, когда единое явление, получившееся после отождествления, рассматривается одновременно в двух сферах.

При таком подходе феномен сознания описывается как бы с двух сторон — со стороны психологии и со стороны квантовой физики (как последний этап в описании измерения квантовой системы). Сознание оказывается границей между физикой и психологией, имеющей прямое отношение к обеим этим сферам. Описание сознания лишь в рамках одной из этих сфер является неполным. Лишь изучая роль сознания в обеих этих сферах, можно построить полную теорию сознания, включающую его самые глубокие (примитивные) слои.

Сознание — место встречи двух культур. Таким образом, концептуальный анализ квантовой механики приводит к необходимости ввести в эту теорию сознание наблюдателя как необходимый элемент. Это, в свою очередь, открывает путь к непосредственному контакту между физикой и психологией, а если смотреть более широко — то между естественными науками, с одной стороны, и различными способами изучения духовного мира человека — с другой. Эти две сферы интеллектуальной деятельности людей (“две культуры” в популярной в свое время терминологии Чарльза Сноу) обычно считаются взаимно исключающими.

В статье ‘Две культуры’, написанной в 1956 г. и вызвавшей многолетние дискуссии, Сноу высказывает обеспокоенность отсутствием контакта между этими культурами и даже неприятием их друг другом [14, 15, 16]. Как мы видим, в рамках концепции Эверетта две культуры встречаются при изучении феномена сознания. Каждая из них подходит к этому феномену со своими специфическими методами, но достигает при этом лишь одностороннего знания о нем. Познание самых интересных аспектов феномена сознания оказывается возможным лишь при взгляде на него одновременно с двух сторон: естественно-научной и гуманитарной. Только таким образом можно построить теорию сознания, включающую его самые глубинные слои (“осознавание”, корень сознания). Полнота каждой из этих культур не может быть достигнута без обращения к другой культуре, без учета ее выводов, относящихся к сознанию как явлению, пограничному между двумя культурами.

Сознание — граница между материализмом и идеализмом. С точки зрения западной философии отношение к сознанию (вторично оно или первично по отношению к материи) характеризует различие между материализмом и идеализмом. Естествоиспытатели в большинстве своем склонны, разумеется, к материализму. Однако многие физики, в том числе Паули и Вигнер, приходили к выводу, что квантовая механика, которая вынуждена включить в рассмотрение сознание наблюдателя, несовместима с материализмом. С точки зрения развиваемой нами концепции сознание (а именно, глубинные слои его, корень сознания) лежит на границе между материализмом и идеализмом и связывает эти два философских направления, вопреки общепринятому убеждению в их несовместимости.

Вспомним, что в многомировой интерпретации квантовый мир заключает в себе (в качестве компонент суперпозиции) альтернативные классические миры, которые фактически являются различными его проекциями. Посмотрим, как в этой концепции можно поставить и решить вопрос об отношении сознания и материи. Оказывается, возможны два взгляда, которые ведут к противоположным выводам: согласно одному из них сознание вторично, согласно другому — первично.

Материя первична, а сознание вторично в том смысле, что объективно существует квантовый мир, а сознание воспринимает лишь одну из возможных его “проекций”, которая интерпретируется сознанием как классическая реальность. Сознание первично, а материя вторична в том смысле, что классическая реальность (которую принято считать единственной реальностью) возникает лишь в сознании и в результате его деятельности, а в квантовом мире это всего лишь одна из огромного множества компонент (проекций), которые характеризуют этот гораздо более богатый мир. Итак, если под “объективно существующим” мы понимаем квантовый мир, то сознание вторично. Если же мы примем, что объективно существует лишь классический мир, который нам представляется единственным, то сознание первично, потому что именно в нем появляется эта классическая картина.

С этой точки зрения вопрос об истинности материализма или идеализма не только не может быть решен экспериментально, но вообще оказывается некорректным. В концепции Эверетта материализм и идеализм относительны, принятие того или другого зависит от точки зрения, от того, что мы определяем как объективно существующее.

Гипотеза об активном сознании

С какой вероятностью в данном индивидуальном сознании произойдет выбор той или иной альтернативы? В рамках принятой концепции обычный квантовомеханический расчет вероятностей не является единственно возможным. Можно предположить, что, находясь в особом “активном” состоянии, сознание может влиять на вероятности альтернатив. Это может служить объяснением некоторых необычных явлений, происходящих в сознании.

Можно ли проверить многомировую интерпретацию? В своей оригинальной версии многомировая интерпретация не может быть проверена экспериментально, так как она оставляет справедливыми обычные предсказания квантовой механики. Между параллельными мирами Эверетта не может быть никакого контакта. Каждый наблюдатель видит лишь один из этих миров, и все другие наблюдатели, с которыми данный наблюдатель может контактировать, оказываются в том же самом мире. Поэтому выводы всех этих наблюдателей всегда будут согласованными. Например, если в измерении с двумя альтернативными результатами какой-то наблюдатель видит первый результат, то все другие наблюдатели, с которыми он может обсудить свои наблюдения, подтвердят, что измерение дало именно этот, первый результат (разумеется, мы исключаем случаи неисправных приборов, ошибки экспериментаторов и фальсификацию).

Таким образом, любой наблюдатель воспринимает окружающее как один из эвереттовских параллельных миров, и нет никой возможности доказать или опровергнуть существование других миров. Вероятность оказаться в данном мире (т.е. получить данный результат измерения) рассчитывается по обычным квантовомеханическим правилам. Поэтому, проводя эксперименты и сравнивая их результаты с теорией, наблюдатель всегда будет получать подтверждение обычных законов природы, в частности, квантовой механики. То же самое имеет место и в других интерпретациях квантовой механики. Поэтому оказывается, что интерпретацию Эверетта нельзя экспериментально подтвердить или опровергнуть.

Отсутствие возможности проверить интерпретацию Эверетта при том, что ее предположения (реальность всех альтернатив, а не только одной) чрезвычайно радикальны, — главное возражение против этой интерпретации. Поэтому предлагались варианты многомировой интерпретации, в которых между различными мирами имеется взаимодействие. Однако такие предложения кажутся искусственными, и мы не будем их обсуждать. Вместо этого обсудим такую модификацию концепции Эверетта, которая, на наш взгляд, естественно вытекает из специфической роли сознания, отмеченной выше, и которая в некотором смысле может быть проверена.

Сознание выбирает мир, в котором живет? Если отождествить селекцию альтернативы с работой сознания (как говорилось выше), то все, что связано с этим феноменом, получает двойное освещение: со стороны физики и со стороны психологии. В этом случае все, что относится к вопросу о выборе альтернативы, нельзя рассматривать лишь в рамках физики. Это относится и к распределению вероятностей различных альтернатив. Положение о том, что эти вероятности определяются согласно обычной квантовомеханической процедуре )(2iicP=, представляется в этом случае не таким уж обязательным. Используем эту новую свободу для того, чтобы модифицировать концепцию Эверетта. Мы увидим, что это открывает новые очень интересные перспективы, хотя ведущие к ним предположения вполне произвольны. Предположим, что вероятности альтернатив для данного индивидуального сознания определяются не только законами физики, но в какой-то мере зависят от работы сознания. При этом достаточно правдоподобной представляется гипотеза о том, что сознание человека при некоторых условиях (находясь в особом “активном” состоянии) не просто пассивно фиксирует одну из альтернатив, но, во-первых, может сравнивать альтернативы, т.е. воспринимать одновременно разные миры, а во-вторых, способно влиять на вероятность каждой из альтернатив, т.е. на то, какую из альтернатив увидит данный индивидуальный наблюдатель (в каком из миров он окажется). Предварительный анализ показывает, что эта гипотеза не является внутренне противоречивой, если общее число эвереттовских миров (то, что выше было обозначено через N) бесконечно [12, 13].

Если принять эту гипотезу, то многомировую интерпретацию можно проверять, однако не в обычных экспериментах, а в экспериментах с индивидуальным сознанием, то есть при наблюдении того, что происходит в индивидуальном сознании.

Подтверждения этой гипотезы уже имеются? Есть основания думать, что многие необычные явления, связанные с человеческой психикой, как раз и являются подтверждением эвереттовской интерпретации и гипотезы об активном сознании. Активное состояние сознания, в котором оно может влиять на выбор альтернативы, а значит, и анализировать различные альтернативы, эвереттовские миры, — естественно отождествить с состоянием “сверхсознания”, которое получило множество подтверждений в исследованиях по психологии, в частности, по психологии творчества.

Следует отдавать себе отчет в том, что такой подход требует изменения методологии: в качестве доказательства приходится принимать не только результаты экспериментов, которые можно многократно повторять, но и наблюдения над индивидуальным сознанием, которое заведомо уникально. Впрочем, в наше время даже в естественных науках все больше распространяется методика доказательства, основанная на наблюдении уникальных явлений. В таких областях науки, как космология, для такой методики нет альтернативы.

* * *

Концептуальные проблемы квантовой механики обсуждаются со времени ее возникновения, и в последние десятилетия обсуждение их даже активизировалось. Мы попытались проследить один из возможных путей решения этих проблем, который основан на том, что выбор альтернативного результата измерения не только является итогом работы сознания, но прямо отождествляется с самой примитивной функцией сознания, которую можно назвать “осознаванием”. Такое отождествление означает, что феномен сознания принадлежит одновременно как сфере физики, так и сфере психологии, а значит, связывает между собой естественно-научную и гуманитарную культуры, которые без этого “мостика” представляются независимыми. Изолированность этих двух культур всегда воспринималась как некая проблема, которая по-разному формулировалась, но никогда не получала удовлетворительного решения. Можно надеяться, что предлагаемый подход позволит продвинуться в поисках ее решения.

В качестве инструмента для анализа поставленных вопросов мы выбрали многомировую интерпретацию квантовой механики, или интерпретацию Эверетта. Среди всех остальных интерпретаций эта отличается тем, что неукоснительно следует букве и духу квантовой механики, не уступая давлению классической интуиции. В результате она приводит к картине параллельных классических миров, которая поначалу кажется фантастической и даже безумной. Поэтому способ рассуждений, предложенный Эвереттом, или его взгляд на происходящее в квантовом мире, долгое время казался физикам экзотическим и ничем не оправданным, да и сейчас принимается лишь немногими.

Однако со временем, пожалуй, становится все более ясно, что нет “концептуально дешевого” способа описать то, что происходит в квантовой механике. Если воспринимать эту теорию всерьез, то приходится мириться с тем, что образы, приемлемые для классической интуиции, все более вытесняются другими, которые являются контр-интуитивными, но зато не только не чужды квантовой механике, но естественным образом вырастают из нее, как эвереттовские миры — из квантовомеханической суперпозиции.

Более того, сейчас способ рассуждений, принятый в интерпретации Эверетта, все более распространяется и все более принимается всерьез. Некоторые физики предпочитают картину многих миров даже в том случае, когда работают в рамках обычной квантовой механики и, строго говоря, не нуждаются в привлечении такой специфической ее интерпретации. Например, пионер квантовой информатики Дэвид Дойч при анализе этой области науки предпочитает проводить рассуждения на языке эвереттовских миров.F И на самом деле те специфические и часто трудные для обычной “классической” интуиции феномены, которые лежат в основе квантовой информатики, на языке параллельных миров Эверетта могут выглядеть более есте-ственными. Во всяком случае, представления Эверетта оказались не только приемлемыми, но и предпочтительными, по крайней мере, для некоторых физиков в некоторых областях квантовой механики. Концепция Эверетта в определенной мере стала применяться как инструмент квантовой механики

Концептуальные проблемы квантовой механики возникают не из практических надобностей, таких, как расчет реальных систем, и не из эксперимента, но из желания сделать теорию более логичной и последовательной. В этом смысле эти проблемы можно считать надуманными, нефизическими, схоластическими. Многие физики придерживаются этой точки зрения, и надо сказать, что они имеют для этого достаточные основания. Однако те, кто все же решается пройти некоторый путь по трудной дороге, ведущей, быть может, к решению этих проблем, неизменно бывают поражены открывающимися перспективами. Это является косвенным подтверждением того, что дорога эта не ведет в тупик. Ситуация и сейчас хорошо характеризуется словами Вигнера, которые он написал еще в 1961 г. в своей знаменитой статье:

«Настоящий автор хорошо сознает тот факт, что он не первый, кто обсуждает вопросы, составляющие содержание данной статьи, и что догадки его предшественников были признаны либо неверными, либо недоказуемыми, следовательно, в конечном счете неинтересными. Он не был бы слишком удивлен, если бы настоящая статья разделила судьбу этих его предшественников. Он чувствует, однако, что многие из более ранних спекуляций по этому предмету, даже если их нельзя оправдать, стимулировали наше мышление и эмоции и вносили вклад в возрождение научного интереса к данному вопросу, который, возможно, является самым фундаментальным вопросом из всех» [3].

Список литературы

1. Бор Н. ‘Дискуссии с Эйнштейном о проблемах теории познания в атомной физике’ // Бор Н. Атомная физика и человеческое познание (М.: ИЛ, 1961).

2. Шредингер Э. Что такое жизнь? Физический аспект живой клетки (Ижевск: Регулярная и хаотическая динамика, 1999).

3. Wigner Е. ‘Remarks on the Mind-Body Question’ // The Scientist Speculates, ed. Good I. (London: Heinemann, 1961).

4. Пенроуз Р. Новый ум короля: О компьютерах, мышлении и законах физики (М.: Эдиториал УРСС, 2003). http://philosophy.nsc.ru/DEPPHIL/PHILSCIENCE/anna/fit.htm

5. Дойч Д. Структура реальности (Ижевск: Регулярная и хаотическая динамика, 2001). http://info64.narod.ru

6. Squires Е. The Mystery of the Quantum World (Bristol: IOP Publishing, 1994).

7. Whitaker A. ‘Many Minds and Single Mind Interpretations of Quantum Theory’ // Decoherence: Theoretical, Experimental, and Conceptual Problems, eds. Blanchard P. et al. (Berlin: Springer, 2000).

8. Everett H. ‘“Relative State” Formulation of Quantum Mechanics’ // Reviews of Modern Physics 29, 454–462 (1957).

9. The Many Worlds Interpretation of Quantum Mechanics, eds. DeWitt В. and Graham N. (Princeton: Princeton University Press, 1973).

10. Марков М.А. О трех интерпретациях квантовой механики (М.: Наука, 1991).

11. Менский М.Б. Квантовые измерения и декогеренция: Модели и феноменология (М.: Эдиториал УРСС, 2001).

12. Менский М.Б. ‘Квантовая механика: новые эксперименты, новые приложения и новые формулировки старых вопросов’ // Успехи физических наук 170, № 6, 631–648 (2000). http://ufn.ru

13. Менский М.Б. ‘Квантовое измерение: декогеренция и сознание’ // Успехи физических наук 171, № 4, 459–462 (2001). http://ufn.ru

14. Snow С. ‘The Two Cultures’ // New Statesman, October 6, 1956.

15. Сноу Ч. ‘Две культуры и научная революция’ // Сноу Ч. Портреты и размышления: Художественная публицистика (М.: Прогресс, 1985). http://vivovoco.nns.ru/VV/PAPERS/ECCE/SNOW/SNOW.HTM

16. Фейнберг Е.Л. Две культуры: Интуиция и логика в искусстве и науке (М., 1992).

* Вопросы философии, 2004, № 6, 64–74.

A Уилер Дж. ‘Квант и Вселенная’ // Астрофизика, кванты и теория относительности, ред. Амальди Э. (М.: Мир, 1982). Tegmark M., Wheeler J. ‘100 Years of the Quantum’ // Scientific American, February 2001, 68–75. http://arxiv.org/quant-ph/0101077 См. также: Хорган Дж. ‘Джон Арчибальд Уилер: Все начинается с “бита”’ // В мире науки, Август 1991, 93–95.

B Пенроуз Р. Большое, малое и человеческий разум (М.: Мир, 2004). Пенроуз Р. Тени разума: В поисках науки о сознании (М.: Институт компьютерных исследований, 2005).

C Zeh D. ‘The Wave Function: It or Bit?’ http://arxiv.org/quant-ph/0204088

D Дойч Д., Экерт А., Лупачини Р. ‘Машины, логика и квантовая физика’ // Математическое просвещение, 2001, № 5, 47–60. http://mccme.ru/free-books/matpros.html

E См. также: Гарднер М. ‘Путешествие во времени’ // Гарднер М. Путешествие во времени (М.: Мир, 1990), с. 21–23. Дойч Д. Структура реальности (Ижевск: Регулярная и хаотическая динамика, 2001), с. 332. http://info64.narod.ru

F См.: Дойч Д. ‘Квантовая теория, принцип Чёрча—Тьюринга и универсальный квантовый компьютер’ // Квантовый компьютер и квантовые вычисления, ред. Садовничий В.А. (Ижевск: Регулярная и хаотическая динамика, 1999), с. 184.