Украинский (UKR)Русский (RUS)

85 лет со дня рождения В.Г.Ниорадзе

17 апреля исполнилось 85 лет со дня рождения Валерии Гивиевны Ниорадзе.

Бессменной спутницы, супруги, друга, любимой женщины Шалвы Александровича Амонашвили, вдохновительницы и Воина Света.

Письмо в Небо

Милая, любимая ты моя Женщина!

Есть ли день, или час, или минута,

когда я отлучаюсь от тебя, забываю тебя?

Нет такой минуты, ибо ты текст и подтекст моей жизни.

Чувствую также, как ты со своей высоты Небес

заботишься обо мне, не покидая ни на минуту.

Я провожал тебя с печальной торжественностью,

ибо мое сердце знало, с какими дарами возвращается твоя душа домой.

 

Но если все же я и прослезился, то потому лишь, что стало жалко себя.

Мы прожили вместе почти 50 лет,

и я крепко привязался к тебе,

к твоей божественной природе,

но я преодолел свою слабость.

Я рад за тебя: чем страдать тяжелой болезнью на Земле,

конечно, лучше приступить к новому творчеству на Небесах.

Я преодолел свою слабость еще по той причине,

что ко мне незамедлительно пришла помощь –

Паата со своим талантом, Нина со своей заботой,

а также родные, соратники, последователи. Мне стало легко.

И там, в Бушети, где мы с тобой клали камень на камень, мечтая о будущем, сейчас вырос Город Солнца, который несет радость тысячам людей, приезжающих к нам с разных концов мира.

Удивительная ты моя женщина!

Сегодня день твоего рождения.

Находясь в так называемой "самоизоляции",

я буду праздновать твое 85-летие и

размышлять о нашей совместной жизни,

в которой мы с тобой заложили тысячу зёрен.

Впоследствии они сделали счастливыми и нас, и многих других.

Что было для нас счастье?

Истинное счастье мы переживали тогда,

когда людям с нами было хорошо.

Каждый вечер, представляя Творца всего сущего,

шепчу молитву, в которой благодарю Его за то, что

Он свел нас, что Он подарил мне тебя!

Через тебя я познал любовь (конечно, только отчасти)

поскольку это чувство необъятное.

Но то, что я познал, когда ты была рядом со мной на Земле,

и то, что я переживаю после твоего ухода на Небеса,

это разные уровни любви.

Я думал, что люблю тебя: обнимал и целовал,

вдохновлялся тобой, посвящал тебе все свои творения.

Любил тебя, но иногда откладывал любовь из-за каких-то дел,

иногда обижал тебя, огорчал, бывало, из-за мелочей

наша любовь на какое-то время омрачалась.

Но вот ты ушла, и мной одновременно каждый день

овладевают и грусть, и радость.

Радость от того, что я все больше и больше влюбляюсь в тебя и

познаю это состояние духа совсем с разных сторон.

Люблю тебя сейчас по-другому,

может быть, по небесному, чего раньше не знал.

И какое это блаженство, погрузиться в бездну такой любви.

Но грусть моя в том, что я не владел этим чувством тогда,

когда ты была рядом со мной.

Иначе исчезли бы все мелочи,

отнимающие моменты радости совместного бытия.

Знал бы я эту любовь тогда, когда ты была рядом,

наверно, моя нежность к тебе, мои объятия и поцелуи,

моя преданность и вся моя жизнь с тобою

имели бы совсем другие краски, имели бы крылья.

Находясь на Земле, я любил бы тебя

не только по земному, но и по небесному.

Любил бы тебя этой любовью,

которая во мне сейчас и

которая еще будет углубляться, пока буду жить,

наша жизнь возвысилась бы от Седьмого Неба до Девятого.

Потому оставляю заповедь всем искателям счастья:

Ищите в любви нечто небесное и не откладывайте

вашу любовь к любимой и любимому ни на минуту.

Все можно отложить в жизни, но не любовь.

Хожу сейчас с этой любовью, и в каждой женщине вижу тебя:

то молодую, когда мы отправились в свадебное путешествие,

и когда я назвал тебя Пикой (так и звал потом всю жизнь);

то пожилую, когда я трепал твои волосы и

умолял дать мне поцеловать в подбородок.

Меня сейчас многие уважают, любят,

становятся соратниками и учениками.

Жаль, не могу объяснить каждому, чье я творение.

Помнишь, как мама моя сказала тебе на заре нашей совместной жизни: «Дочка моя, я воспитывала его одна, без мужа (отец погиб на Войне),

а теперь продолжай ты воспитывать его».

И ты взялась за это нелегкое дело.

Ты изменила меня.

Мое терпение, моя воля, моя устремленность, моя вера

берут начало в твоем мудром сердце.

Ты восхищала меня своей проницательностью,

и как теперь жалею,

что не всегда принимал весть от твоего

утонченного чувствознания.

Какая у нас была богатая жизнь, Пика!

Мы, инакомыслящие в образовании, "буржуазные педагоги",

спаслись сами и спасли наше творение от разрушения

в те непростые годы идеологического диктата.

С помощью наших коллег, учителей и наставников,

мы с тобой заложили основы учения Гуманной Педагогики,

открыли множество новых идей,

создали новую педагогическую практику.

С помощью наших последователей,

мы с тобой дали импульс массовому педагогическому движению,

аналога которому не знает мир.

Но говорю об этом не для хвастовства

(мы всегда были далеки от самости),

а для того, чтобы тебе,

потрудившись на Земле и ушедшей на Небеса,

воздать земное должное:

во всем этом, Пика, наряду со многими другими,

действовала твоя невидимая воля.

У нас есть прекрасные последователи,

пришло пополнение удивительно устремленных молодых людей,

в них талант, и они откроют неизведанные грани Гуманной Педагогики, расширят нашу практику, и уже это делают.

Нам с тобой, Пика,

мне пока на Земле, а тебе на Небесах,

нужно склонить головы перед ними,

поблагодарить и сказать:

мы сделали для вас все, что могли,

сделайте теперь вы для других всё, что можете.

Удивительная ты моя женщина,

построй школу, о которой мы с тобой мечтали,

для несчастных детей, пребывающих в нижних сферах,

и оставь вакансию учителя для меня.

Обнимаю тебя, любимая, и жду тебя во сне.

Вечно твой, Ликуни