Українська (UKR)Російська (RUS)

Виктория Бак. Манифест гуманной педагогики спустя год

Любое явление, происходящее в нашей жизни, имеет две стороны: внешнюю и внутреннюю, материальную и духовную. Материальная – это следствие, а духовная – его причина. В духовных основах происходящего кроется его значимость для людей и общества. Обычно мы замечаем только внешнюю форму явления, а внутреннее его содержание остаётся для нас не осознанным. В эволюции человечества наступают определённые моменты, когда в разных отраслях человеческого знания совершается некий прорыв. В каждой отрасли этот прорыв свой, но эволюционная равнодействующая всеобщих достижений выводит общество на новый уровень, с которого движение будет возможно только вперёд и никогда назад. Возврат к устаревшим социальным формам и отношениям невозможен.

Начало XXI века знаменуется разнообразными научными открытиями, которые стирают грани между материальным и духовным, приближая принятие духовных основ мира. Наше время отличается определённым переломным состоянием, когда всё большее число людей начинает понимать, «что удовлетворительное истолкование универсума «…» должно охватывать не только внешнюю, но и внутреннюю сторону вещей, не только материю, но и дух» (Пьер Тейяр де Шарден) [4.С.40].

Однако, несмотря на меняющуюся научную парадигму, в педагогической науке и практике продолжает господствовать материалистическое мировоззрение. Ш.А. Амонашвили пишет: «Материалистическое педагогическое сознание ведёт учителя к такому роду образовательной практики, когда знание превращается в товар и в предмет купли-продажи, когда служение становится услугой и тоже подвергается продаже, когда ненаблюдаемые и неизмеряемые материалистическими мерками следствия воспитания и духовного роста (скажем, великодушие, благородство, совесть, справедливость, вера, любовь…) отклоняются как не имеющие товарного вида, когда личность школьника воображается как ходячая цифра в виде отметок и баллов, когда…

Материалистическое педагогическое сознание имеет только одно детище авторитарную педагогическую практику» [2. С.84].

Авторитарный подход невозможно отменить путём инструкций и приказов, общество должно полностью изжить мировоззрение, порождающее авторитаризм. Наше время – время начала осознания большинством человечества естественной необходимости гуманизма, что становится возможным через принятие и утверждение духовных основ жизни. Процесс принятия духовных основ жизни – это эволюционное явление в биосфере, знаменующее её переход в ноосферу и оно не может не коснуться всех отраслей человеческого знания.

В июле 2012 года в Швейцарии специалисты Европейского центра ядерных исследований в результате экспериментов на Большом адронном коллайдере нашли новую частицу – бозон Хиггса. Бозон Хиггса называют «частицей Бога» потому, что он сообщает массу всему, что есть во Вселенной: и атому, и Млечному Пути и нам с вами. Он свидетельствует о наличии невидимого поля, проходя через которое частицы приобретают вес. Новый бозон сам по себе не существует. Он возникает, как продукт распада более крупных частиц. Для того, чтобы выбить его, ученые три года сталкивали в 27-километровом ускорителе пучки протонов и разглядывали «осколки». Иными словами, бозон Хиггса – это частица первичного поля, которое существовало до того, как появился наш материальный мир. Это поле есть первопричина материального мира, но в самом материальном мире оно не существует и в его параметры не укладывается. Возможно, оно есть духовный прообраз материального образа мира. Учёные считают, что с открытием этой частицы наши старые представления об устройстве Вселенной рушатся и возникают все предпосылки для рождения новой физики.

17 июля 2011 года в Бушети (Телявский район, Грузия) по инициативе академика РАО Ш. А. Амонашвили в соавторстве с приверженцами гуманной педагогики из России, Грузии, Дагестана, Украины, Латвии, Литвы и Эстонии был принят и подписан «Манифест гуманной педагогики». «Манифест» содержит анализ современного кризисного положения в образовательном пространстве, порождённого бездуховностью и авторитаризмом, в нём предлагаются пути выхода из кризиса через принятие классических педагогических ценностей с их основополагающими понятиями духовности и гуманности, любви и добра, мира и блага. Идеи «Манифеста» служат целям духовно-нравственного становления подрастающего поколения в атмосфере гуманности и личностного подхода к Ребёнку. Этот документ предполагает не только провозглашение высоких идей и понятий в образовательном пространстве, но действенное их воплощение в жизнь, прежде всего, подписавшими «Манифест», и теми, кто в течение более 10 лет создавал общественное движение гуманной педагогики. «Манифест» призывает к объединению вокруг его идей и к сотрудничеству в оздоровлении и обновлении образовательного мира всех, кому не безразлично будущее нашей планеты, уже живущее в наших детях.

Прошёл год нашего осмысления этого события. Спустя год можно более глубоко осознать все, что происходило 17.07.2011г., к чему привело и, возможно, приведёт.

«Манифест гуманной педагогики» – это документ, вводящий в образовательное пространство понятие духовности и духовного гуманизма. Измерение духовности, отсутствовавшее в педагогическом пространстве, не просто предлагается ввести, его уже утверждают своей деятельностью более 40 человек, подписавших «Манифест гуманной педагогики» и все, кто принимает этот документ. Он имеет мировоззренческую направленность и поэтому кроме внешних задач, ставит задачи внутренние, связанные с изменением и самосовершенствованием каждого, кто имеет отношение к воспитанию подрастающего поколения.

Этот год мы продолжали свою обычную жизнь, но принятие «Манифеста» наложило свой отпечаток на неё. То, что раньше находилось в тени, стало более заметным, а на что обращали пристальное внимание, ушло в тень. «Манифест гуманной педагогики» для образовательного пространства, как открытие бозона Хиггса для фундаментальной физики, утверждает важность и первостепенность духовного измерения и обращает внимание на истинные причины существующих явлений. «Манифест» не декларируемый документ, он имеет глубокую внутреннюю наполненность, и утверждается в жизни по мере того, как реальная жизнь тех, кто его подписал, начинает соответствовать его положениям. Можно сказать, что ценностная ориентация подписавших «Манифест гуманной педагогики» и их искренние мотивы, а также духовные устремления всех, принимающих «Манифест», наполняют этот документ жизнью и дают ему возможность утверждаться и развиваться в настоящем образовательном пространстве.

Интересно вспомнить атмосферу, в которой обсуждался и принимался «Манифест гуманной педагогики». В нашей жизни мы часто становимся свидетелями формального принятия документов (резолюций, решений педсоветов, общих собраний, съездов, конференций), в которых соблюдается внешняя форма демократии и сотрудничества. «Манифест» принимался содружеством людей не формально, а благодаря соавторству и сотворчеству. В Цинандали многие из нас впервые стали свидетелями того, как разные люди учились не только слушать, но и слышать друг друга, как постепенно мы все «усмиряли» свой эгоизм и начинали понимать, что это коллективное сотворчество, требующее привлечения высоких энергий, а с ними связаны: дружелюбие, умение стать на позицию другого и радоваться чужим победам, отказ от желания собственного превосходства, сердечное тепло и внимание к ближнему. Через определённые противоречия, которые, скорее, были связаны с принятием друг друга, чем с противоречиями в понимании сути документа, мы двигались по пути утверждения в пространстве идей, закреплённых в документе. И это очень важно, что все к окончанию обсуждений поняли: «Не – я прав, а Мы подошли к пониманию того, что давно уже «желало проявиться» в пространстве человеческого общества в виде конкретных образов, осаждённых в тексте, а мы помогли этому».

Первое, что нами было достигнуто в Цинандали – мы в реальных условиях могли быть сотворцами друг с другом и с Высшей Мыслью.

«Манифест» это результат сотворчества, объединенных одной идеей людей, а Шалва Александрович – фокус, через который эта идея проявилась и мы поверили в неё.

Второе, что стало возможным только при исполнении первого условия, - это вхождение идей духовности и примата духа в современное образовательное пространство, в котором, до недавнего времени, господствовало только материалистическое мировоззрение. Это не означает, что всё изменилось, инерция мышления довольно продолжительное явление. Но принятие и распространение идей «Манифеста» закладывает новый период в педагогике, когда можно будет не только думать о духовном гуманизме, но и говорить о нём, и строить на его основе свою педагогическую жизнь.

Нам трудно сразу оценить и понять, какими путями идеи, правящие миром, постепенно утверждаются в обществе. Но бесспорно, что для их утверждения необходима определённая ситуация, которая характеризуется как кризис старого, необходима группа объединённых людей, которые могут напитать своей искренней устремлённостью идею, и необходимы последователи. Всё, что связано с принятием «Манифеста» это не только события, произошедшее в течение трёх дней (хотя и в них есть много символичного, свидетельствующего об объективной необходимости происходящего), но и события, которые происходили в нашем сообществе в течение 10 лет до принятия «Манифеста» и то, что будет происходить не менее 10 лет после него.

Для утверждения Важных Идей в обществе людей, выбираются те, кто может выдержать по закону Противоположений всё, что обрушивается на идущего впереди. Наверное, «кандидатов» всегда больше, чем остаётся истинных тех, кто несёт Идею без искажения. Шалва Александрович и Валерия Гивиевна начали свои путь испытаний, наверное, с рождения, и только им известно, сколько было пройдено и преодолено трудностей прежде, чем через их жизнь проявились мысли о «Манифесте гуманной педагогики». Поэтому у них появляется новое видение, охват ситуации в целом и понимание, что делать дальше. Спасибо им за то, что они смогли. А нам нужно, понимая это, стараться соответствовать простым, но почему-то часто труднодостижимым в личной жизни, нравственным законам, о которых говорит «Манифест гуманной педагогики».

Столь разные, казалось бы, события, как принятие «Манифеста гуманной педагогики» и открытие бозона Хиггса, свидетельствуют об общей тенденции в развитии человеческого знания: о целенаправленном движении в направлении научного обоснования и принятия примата духа. Развитие человеческого общества – не стихийное явление. За внешними событиями всегда кроются глубокие внутренние причины. Отдельные события, происходящие в жизни, могут длительно готовиться всем ходом истории и приводить к равнодействующей, направляющей вперёд. Будущее нашей цивилизации за гуманизмом, содружеством и духовным расцветом. «Манифест гуманной педагогики» в образной и понятной форме намечает пути движения в будущее и предлагает всем, воспитывающим подрастающее поколение, добровольно объединить свои усилия в этом движении.

Возможно, у кого-то возникнет сомнение и закономерный вопрос: «Как может небольшая группа людей, принявшая в свою жизнь высокие идеи гуманизма, изменить общество, которому явно чужды эти идеи?» Если бы идеи гуманизма были только порождением этого небольшого числа людей, то тогда потребовались бы тысячелетия для их утверждения. В действительности, эти идеи жили ещё на заре становления человечества и всегда являлись тем Высшим идеалом, стремление к которому делало человека Человеком.

«Меня не смущает, запишет в своём дневнике В.И.Вернадский, что сейчас те люди, которые сокровенно совершают невидимую пока работу, как- будто не участвуют в жизни. На виду большей частью не они, а другие люди, действия которых не обузданы духовной работой. Но всё это исчезнет, когда вскроется тот невидимый во внешних проявлениях процесс, который является духовным результатом мирового человеческого сознания. Он зреет, время его придёт, и последнее властное слово скажет он; а темные силы, всплывшие на поверхность, опять упадут на дно» [1. С. 268 -269].

В истории человечества наступает период принятия и утверждения духовных ценностей. Означает ли это, что идеи «Манифеста» сами собой, тихо и бесконфликтно войдут в нашу жизнь? Конечно же, нет. Потребуются серьёзные усилия в преодолении внешних и внутренних препятствий для их утверждения. Согласно законам духовной жизни, любая форма социальной организации существует на инерции искренних человеческих качеств: любви, самоотверженности, преданности, устремлённости. «Самая большая трудность в творении гуманного образовательного мира находится внутри нас самих, – записано в «Манифесте», – Это может быть наша косность и консерватизм, наша привязанность к авторитарному педагогическому мышлению, скованность нашего сознания тисками материализма, вера, что авторитаризм есть истинный путь педагогики, лень заниматься чем-то новым, ссылка на преклонный возраст и т.п…

Надо победить страх в себе, надо свершить подвиг – стать героем духа. Такое волевое решение не зависит от каких-либо внешних обстоятельств, а зависит только от нас самих» [3. С.11].

Перед нами стоит серьёзная задача: утверждение идей «Манифеста гуманной педагогики» через нравственное самосовершенствование и наполнение образовательного пространство инерцией гуманизма, добра и любви. Это задача всей жизни. Хватит ли сил на её выполнение? Должно хватить. Мир стоит у порога больших перемен, связанных с духовным преображением общества. Это тенденция развития человечества Земли, которая только добровольно осознанная и принятая всеми станет его дорогой в прекрасное будущее. В обществе всегда будут люди, осознающие и понимающие это и, главное, их будет становиться всё больше и больше. «Манифест гуманной педагогики» – это мировоззренческий документ, позволяющий утвердиться таким людям в образовательном пространстве, овеществить свои мысли и чаяния, и объединится в добровольное содружество людей, сознательно приближающих будущее.

 

Литература

  1. Аксёнов Г. П. Вернадский. М.: Мол. гвардия, 2001. – (Жизнь замечат. людей; Сер. Биогр.; Вып. 800).
  2. Амонашвили, Шалва. Как любить детей (опыт самоанализа). – Москва – Абакан: Издательский Дом Шалвы Амонашвили; Издательство Хакасского государственного университета им. Н.Ф.Катанова, 2009.
  3. Манифест гуманной педагогики.- Донецк: из-во «Ноулидж», 2011.
  4. Пьер Тейяр де Шарден. Феномен человека. – М.: «Наука», 1987.