Українська (UKR)Російська (RUS)
Видання з питань ГП

Духовные основы урока

 

Бак В.Ф., учитель биологии УВК № 11 г. Артёмовска Донецкой области, член Правления Всеукраинской культурно-образовательной ассоциации Гуманной Педагогики, учитель-методист, отличник образования Украины, Рыцарь гуманной педагогики.

Человек носитель двойственности или духоматериальности. Материальный мир – это мир следствий, духовный – причин. Трагедия современной цивилизации заключается в том, что истинное положение дел воспринимается большинством людей в обратной перспективе. Материальный мир считается причинным по отношению к духовному. Духовный аспект любого явления игнорируется и не осмысливается. Наша цивилизация построена на том, что мы погружены в следствия и пытаемся, анализируя их, понять причины, которые находятся в иной плоскости отсчёта и в иной мерности. Они не описываются поверхностными законами материального мира, о них не прочтёшь в научной литературе или в служебной инструкции. Духовные корни событий ощущаются интуитивно и всегда присутствуют в любом явлении жизни.

 

«Духовная жизнь многократно богаче, многограннее и многомернее, чем жизнь в материальном мире, пишет Ш.А.Амонашвили, – то, что совершается в материальном мире в качестве разного вида деятельностей и их продуктов, есть проявление воли духа человека» [1.С.70].

«Дух является тонкоматериальной и высоковибрационной энергетикой и занимает в Мироздании главенствующее положение, выступая в качестве основы самого космического творчества. Дух как тонкоматериальная энергия в процессе эволюции одухотворяет материю, создавая более высокие её формы», – отмечает Л.В.Шапошникова [15.С.36].

Когда учитель готовит урок, он использует внешнюю хорошо известную всем форму организации учебно-воспитательного процесса, которая имеет свои особенности. Урок – это материальный текст, в котором всегда присутствует духовный подтекст. Успех или неуспех урока зависит не от текста, а от подтекста, находящегося в прямой зависимости от внутреннего мира учителя.

Учитель знает, что методически правильно составленный урок, – это лишь половина успеха. Успех урока зависит от многих других причин, и лежат они в плоскости межличностных отношений, в которых проявляются духовные законы, лишь отчасти изученные психологической наукой. Познание этих законов приходит к учителю с годами, в ходе постоянного общения с детьми.

Трудность постижения духовных основ любого явления заключается в том, что они требуют от человека серьёзной внутренней работой над собой и открываются по мере того, как человек одерживает победу над своей низшей природой. Духовные законы не достаточно прочесть и начать выполнять, их нужно пережить, часто проходя через страдания и испытания. Познание духовных законов не приводит к обретению материальных преимуществ, но направляет на дорогу служения ближнему. Качество бескорыстного служения неотделимо от профессии истинного учителя, поэтому тем учителям, которые в глубине своей души имеют светлый идеал служения общему благу в образе ребёнка, обязательно открываются духовные секреты их благородной профессии.

Попытаемся осмыслить некоторые духовные особенности урока. Людей без духовного мира не бывает, но, если мы не допускаем существование духовного мира, отрицаем его влияние на нашу жизнь, то для нас его нет. В таком случае истинные причины происходящего скрыты от человека, он ощущает себя игрушкой в руках безжалостной судьбы, а внешний мир для него является постоянным источником беспокойств, страхов и опасностей и ему кажется, что удобное обустройство материального мира может защитить от опасностей. Человек с такими установками пытается преобразовать мир вокруг себя на основе личных субъективных представлений, поэтому его мировоззренческие построения вступают в противоречие с объективными законами и служат причиной страданий.

Современный учитель, размышляющий над духовной стороной обучения и воспитания, может обратиться к классическому педагогическому наследию, в котором ребёнок – это духовное существо и сердце учителя не физиологический орган, а источник любви и творящего терпения по отношению к ребёнку. «Мудрая человеческая любовь к ребёнку и детству – чувство одухотворённое глубоким раздумьем, богатством мысли, – пишет В.А.Сухомлинский, – духовная пустота никогда не пробуждала и не питала подлинной любви. «…» То, что мы вкладываем в понятие любовь учителя к детям, любовь детей к учителю, начинается, на мой взгляд, с удивления, с благоговения одного человека перед духовными богатствами другого и, прежде всего, перед богатством мысли» [9. С.26-27].

«При распределении предметов преподавания в общеобразовательной школе следует иметь в виду не науки в отдельности, а душу учащегося в целости и её органическое, постепенное и всестороннее развитие. Одно дело – наука в своей системе, а иное – педагогическое развитие учащихся и передача им необходимых и полезных для жизни сведений. Не науки должны схоластически укладываться в голове ученика, а знания и идеи, сообщаемые науками, должны органически строиться в светлый и, по возможности, обширный взгляд на мир и его жизнь» К.Д. Ушинский [13.С.20].

«…Я полагаю, что первое и главное знание, которое свойственно прежде всего передавать детям и учащимся взрослым, – это ответ на вечные и неизбежные вопросы, возникающие в душе каждого приходящего к сознанию человека. Первый: что я такое и каково моё отношение к бесконечному миру? И второй, вытекающий из первого: как мне жить, что считать всегда, при всех возможных условиях, хорошим и что, всегда и при всех возможных условиях, дурным?» Л.Н.Толстой [12.С.207].

17 июля 2011 г. в Грузии приверженцами гуманной педагогики был принят «Манифест гуманной педагогики». Этот документ может стать основой для всех, кто хочет утверждать духовные принципы в образовании. В «Манифесте» записано: «Гуманная педагогика есть теория и творческая практика становления личности растущего человека через систему содержания и средств, разрабатываемых на основе понятия духовного гуманизма» [5.С.17].

«Манифест гуманной педагогики» представляет собой свободное волеизъявление учёных, общественных деятелей, учителей, воспитателей, – всех, кто связан с воспитанием подрастающего поколения. Коллективная мысль большой группы педагогов направлена на реформирование современного образования на основе духовно-нравственных принципов. В «Манифесте» утверждается философское восприятие ребёнка как целостной сущности. «Он есть полнота двух природ – духовной и материальной, в которой ведущей является Природа Духовная. Исходя из этого, рождается новый фундаментальный принцип, гласящий о том, что весь педагогический процесс должен строиться сообразно целостной сущности Ребёнка, а не только его материальной природе» [5.С.13-14].

В образовательном мире назрела насущная необходимость в принятии духовного измерения. «Манифест гуманной педагогики» вводит понятие духовного гуманизма в педагогическую практику и предлагает педагогу расширить и дополнить его личным опытом. «Смысл духовности станет более полным через понятие Гуманности, – записано в «Манифесте», – Гуманность мыслится как процесс поиска человеком своей бессмертной основы – духа, своей связи с Творцом, поддержание этой связи. Это есть процесс обретения веры и жизнь в вере. Гуманность вносит в духовную жизнь особый порядок: в этом процессе внутреннего поиска и обретения веры упорядочивается и гармонизируется духовная жизнь, она становится целенаправленным потоком творчества и созидания» [5. С.16].

Измерение духовности всегда присутствовало в образовательном пространстве, но о нём никогда не говорили. Оно существовало помимо учебников, программ и должностных инструкций в классическом педагогическом наследии, наполняло внутренний мир настоящего учителя и подтексты его уроков. Поэтому учитель с богатым духовным миром всегда реформировал образование даже в тот период, когда реформ не существовало, а учитель со скудным внутренним миром деформировал самые лучшие начинания в школе.

Если рассмотреть урок с точки зрения измерения духовности, то он из формы организации учебно-воспитательного процесса перерастает в часть совместной жизни учителя и ученика, в которой происходит взаимный процесс обучения и обогащения.

Урок – это открытая энергоинформационная система, он существует и выполняет свою функцию до тех пор, пока идет обмен энергией и информацией между всеми его компонентами. Каждый ребёнок, сидящий в классе, – это целый мир: необъятный космос чувств, эмоций, мыслей, – большая часть которого скрыта от внешнего мира, но именно эта скрытая часть и определяет поступки и действия ребёнка. В ходе урока соприкасаются не только отдельные личности, а отдельные духовные миры разных людей. Если учителю не удаётся получить доступ во внутренний мир ребёнка, то урок лишь коснётся его сознания, не оставив никакого следа. Урок, который по каким-то причинам перестал быть открытой энергоинформационной системой, становится тягостным и утомительным. Энергетически он истощает силы либо учителя, либо учеников, либо и тех и других одновременно.

«Мироздание – целостная энергетическая система, состоящая из различных энергетических структур, включая человека, которые взаимодействуют между собой в грандиозном энергоинформационном обмене, – пишет Л.В.Шапошникова, – Последний рассматривается как одна из движущих сил космической эволюции»[15.C.35].

В фильме о школе 70-80 гг. прошлого столетия «Ключ без права передачи», молодая учительница русского языка и литературы Марина Максимовна в беседе с директором школы говорит, что «сердца детей закрыты на ключ, который они доверяют только тому, кого полюбят, но без права передачи другому». В этой фразе раскрыта суть духовного взаимодействия учителя и учеников. Получает доступ к сердцу ребёнка только тот взрослый, который способен искренне полюбить его, вызвав ответную любовь.

Урок рождается задолго до его начала в сердце и мыслях учителя. Из чего соткана духовная ткань урока? Из чувств, мыслей, устремлений учителя. Любая мысль есть проявление определённого вида энергии. Высокие мысли привлекают высокие энергии, Суета, спешка, страх, уныние, связаны с переживанием отрицательных эмоций и привлекают энергии невысокого качества. Всё возвышенное и прекрасное привлекает в урок возвышенные и прекрасные энергии, всё низкое и грубое – энергии низкого качества. Если внутренний мир учителя лишён порядка и гармонии, то его хаос выплёскивается в урок. Если же он упорядочен, обуздан волей и самообладанием, освещён любовью, то урок начинает воздействовать на учеников облагораживающее. Ребёнку легче обуздать свою эмоциональность рядом со спокойным и уравновешенным учителем, чем рядом с раздражённым и нервным педагогом. Чувства обладают способностью передаваться от человека к человеку, даже если они спрятаны под маской спокойствия, а многообразная гамма чувств учителя зависит от качества его духовной жизни.

«Одно из важнейших условий качества духовной жизни связано с качеством и количеством образов, – пишет Ш.А. Амонашвили, – Качество образов определяется такими критериями, как красота, изящество, возвышенность, открытость. Качественными могут быть образы любви, доброты, радости, сорадости, сострадания, великодушия; образы науки – законы природы, строение вещества, целостная картина мира; образы героизма, преданности, служения, самопожертвования; образы труда и творчества и т.д.

Чем больше будет таких – светлых образов в духовном мире, тем многограннее и богаче станет там жизнь. Духовный мир не может быть перенаселён» [1.С.73-74].

Учитель должен стараться гранить свою мысль, шлифовать слово, наполнять свой духовный мир возвышенными и прекрасными образами, – тем самым, совершенствуя и утончая свои человеческие качества и своё энергетическое воздействие на учеников. В состоянии возвышенного мышления учитель буквально «низводит Небо на Землю», утверждает в своём внутреннем мире и в уроке образы красоты, которые преобразующее действуют на внутренний мир учеников.

Об облагораживании души ребёнка через возвышенное мышление В.А.Сухомлинский пишет: «Миссия воспитателя состоит в том, чтобы в годы детства и отрочества развивать, облагораживать в своих воспитанниках тончайшие душевные, сердечные, нервные механизмы, через которые осуществляются отношения между личностью и миром человека. В детстве и отрочестве эти механизмы очень чутки, их необходимо беречь, не допускать огрубления, примитивизма, морально-эмоциональной пустоты.

Тончайшим способом влияния на юную душу является, по-моему мнению, слово и красота»[10.С.336.]. Василий Александрович Сухомлинский уделял особое внимание в воспитании нравственному идеалу, его облагораживающему и возвышающему влиянию на душу подростков, он писал: «Без нравственной ориентации на идеал невозможно воспитание подростков. … Задача воспитателя – утверждать чистую, высокую мечту об идеальном. Не принижать эту мечту, не пробуждать в юной душе сомнение в возможности приблизиться к идеальному». Василий Александрович поясняет, как можно утверждать идеал, так, чтобы в жизни подростка он сыграл свою облагораживающую роль: «Не превращать святые истины и святые имена в мелкую разменную монету, в холодную воду, которую выливают на горячее сердце подростка. Чистая, высокая мечта об идеальном – это великая внутренняя духовная сила человека. Её нужно заботливо беречь и подходить к ней очень нежно. В повседневной воспитательной работе вообще не должно быть много слов об идеальном. О вере в идеал, желании быть похожим на идеального человека подросток пусть больше думает, но меньше говорит. Нельзя проводить параллели между детскими шалостями и требованиями к идеальной нравственности. Из озорников вырастают настоящие герои.

Внутренняя работа мысли и сердца, направленная на познание и утверждение идеального как морального ориентира, – это воспитательный процесс, неприметный на первый взгляд и очень сложный. Он требует от педагога больших духовных сил и большой культуры. … Тут воспитание сливается с самовоспитанием. И чем органичнее это слияние, тем важнее влиять на ум через сердце, чувства» [10.С. 356-357].

О влиянии возвышенных образов на качество духовной жизни учителя читаем у Ш.А.Амонашвили: «В чём же наша исключительная роль в воспитании Культуры? В том, чтобы питать Духовный мир, постоянно снабжать его образами, только возвышенными и прекрасными. Но откуда нам брать эти образы, которым не будет счёта? Их нужно брать из собственного духовного мира. Говоря иначе, то, что поступает в нас из внешнего мира и возникает из духовных источников, мы облагораживаем, возвышаем, развиваем. Вот этими образами мы и должны снабжать духовный мир наших учеников и воспитанников» [1.С.77].

Тончайшие механизмы восприятия прекрасного, умения благородно и возвышенно мыслить и поступать не даются от природы. Они являются достижениями истории развития всего человечества и делают человека Человеком, воспитываясь в ходе соприкосновения духовных миров учителя и учеников, взрослого и ребёнка. С точки зрения энергетического взаимодействия, воспитание – это получение духовным миром взрослых определённых высоких энергий через образы красоты, накопленные человечеством, и передача их духовному миру ребёнка. Как же совершается это таинство передачи? Через «духовную общность», – подсказывает нам В.А. Сухомлинский. «Мне становилось ясно, – пишет Василий Александрович, – что с духовного общения, в котором человек отдаёт свои богатства, свою внутреннюю красоту другому человеку, как раз и начинается творение человеком человека. В том, что частица его души отдаётся кому-то, принадлежит кому-то, человек видит огромное счастье. Дать это счастье каждому, не оставить никого одиноким среди людей – вот важная задача воспитания. Детство познаёт мир, удивляясь и изумляясь, отрочество – возмущаясь и сомневаясь, юность – утверждаясь и одухотворяясь»[9. С. 179].

Ш.А.Амонашвили, размышляя над значением духовной общности для воспитания пишет: «Воспитание Культуры происходит в диалоге духовных миров. А лучшее воспитание тогда, когда возникает духовная общность между учителем и учеником, воспитателем и воспитанником. В этой общности образы перетекают из одного мира в другой без какого-либо посредничества, как бы сами собой»[1.С.78].

Здесь следует обратить внимание на одно важнейшее условие, необходимое для того, чтобы возвышенные и прекрасные образы духовного мира учителя не потускнели в пространстве урока, чтобы они могли выполнять свою притягательную роль. Это условие – отсутствие двойных стандартов в жизни учителя. Возвышенное мышление учителя, его вера, устремление в будущее, оптимизм должны утверждаться не только на уроке, они должны стать нормой его обычной жизни и проявляться в любых житейских ситуациях. Нельзя играть роль учителя, вдохновляющего учеников, нужно быть человеком, вдохновляющим тех, кто живёт рядом. «…Учитель, воспитывающий Культуру, сам должен быть занят самосовершенствованием» [1.С. 78]. Поэтому возвышенное мышление утверждается в жизни возвышенными поступками, а утверждение высоких истин требует большой и кропотливой внутренней работы. Учитель, устремлённый к самосовершенствованию, получает право использовать высокие образы на уроке.

Следует отметить интересную особенность реакции любой аудитории слушателей на получаемую информацию. Человек воспринимает информацию не только через органы чувств. Каким-то, пока неизвестным науке образом, при передаче информации соприкасаются, прежде всего, духовные миры собеседников, и реагируют они не на слова, а на определённый вид энергетики, который выражают слова. Наверное, поэтому в нашей лексике утвердились такие словосочетания: «пустые слова», «пустые мысли», «громкие слова» и др. Прослушав чьё-то пылкое выступление, наполненное красивыми фразами и оборотами, мы быстро его забываем, ощущая, что всё сказанное «пустые слова». И наоборот, услышав скромную речь, мы «загораемся» изнутри, у нас появляются собственные мысли, суждения, желание творить и что-то делать. Это происходит из-за того, что в первом случае присутствовала лишь возвышенная внешняя форма, но она не была заполнена возвышенным внутренним содержанием, а во втором – форма была более простой, но содержание превосходило её. Это ощущается энергетически, вызывая или не вызывая определённый отклик в душе.

Почему многие так боятся использовать в речи высокие слова, потому что внутреннее наполнение их, отвечающее истинному образу мышления и поведения в обычной жизни людей, не соответствует этим словам, а на использование возвышенной формы нужно иметь право, заработанное собственной жизнью. Внутреннее осознание этого в глубине души живёт у каждого человека, потому что люди – духовные существа.

Учитель творит духовное пространство урока, привнося в него высокую энергетику настолько, насколько его собственная жизнь соответствует его словам и мыслям. В его духовном пространстве облагораживаются дети, взрослеют, обучаются и воспитываются, но только в том случае, если появляется духовная общность. Духовная общность основана на чувствовании человека, на дружбе, любви, взаимопонимании. «Мы добиваемся, – пишет В.А.Сухомлинский, – чтобы учителя и учеников объединяла духовная общность, при которой забывается, что педагог – руководитель и наставник.

Если учитель стал другом ребёнка, если эта дружба озарена благородным увлечением, порывом к чему-то светлому, разумному, в сердце ребёнка никогда не появится зло. «…» Воспитание без дружбы с ребёнком, без духовной общности с ним можно сравнить с блужданием в потёмках» [8. С.16].

Духовная общность возникает на основе настоящих человеческих чувств и качеств. Учителю необходима сознательная работа над высокой культурой чувств и над обузданием своей низшей эмоциональности. Возможно это при двух условиях. Первое: «надо верить в Живые Небеса, верить, что есть Высшие Миры, есть Царство Небесное, есть Бог. Вера и устремлённость дадут возможность принимать касания Свыше. Так родится искра, которая воспламенит весь наш духовный мир, наполнит его силами и направит на свершение чуда» [2.С.11]. Второе: необходимо в себе сознательно воспитывать потребность в другом человеке, учиться преодолевать «проклятие собственного эгоизма».

Вера в «Живые небеса» придаёт учителю силы, позволяет сохранять стойкость в трудных ситуациях и оптимизм. Она есть тот животворный источник энергии, который противостоит учительскому выгоранию. Носителями «Живых небес» для учителя могут быть люди, отражающие в себе отблеск прекрасных идей и мыслей, в которых живут высокие образы красоты, благородства, сострадания, любви, милосердия. Это может быть любимый школьный учитель, к которому обращаешься за советом. Лев Николаевич Толстой или Павел Александрович Флоренский, открывающие сокровища своей души через книги, мудрые учителя Януш Корчак и Василий Александрович Сухомлинский, протягивающие через свои произведения нам руку помощи тогда, когда кажется, что твоя ситуация самая безвыходная.

У учителя обязательно должны быть свои учителя, к которым нужно дотягиваться, становясь лучше. И даже, если это обычные люди, мы ощущаем, что они выше нас, и в них живёт Бог и говорит с нами на доступном и понятном для нас Божественном языке.

В.А.Сухомлинский уделял большое внимание воспитанию культуры чувств и у педагога и у детей. Верный путь для этого он видел в выращивании сознательной потребности человека в человеке. Для учителя – это потребность в светлом общении с детьми и в умении запечатлевать и сохранять картины такого общения в своей памяти. «Создавая богатства своей эмоциональной сферы, учитель оберегает себя от эмоциональной стихии – так можно назвать состояние, которое овладевает им в часы неудач и разочарований. Если в ребёнке вы не видите ничего светлого, радостного, если общение с ним не принесло в вашу эмоциональную память ни одного радостного воспоминания, тогда ребёнок просто раздражает вас. «…» Учитель, которому недоступна радость общения с детьми, не понимает детских чувств и поступков» [9.С.26].

Потребность учителя в общении с детьми, умение видеть в детях достойных собеседников, удивление, благоговение перед духовными богатствами детской души, – всё это спасает учителя от эгоизма, расширяет его горизонты и даёт силы преодолевать трудности учительской профессии.

Самовоспитание учителя – одно из основных условий успеха урока. Нет идеальных людей. Учитель как любой человек может ошибаться, совершать ошибки. Ученики – это индикаторы ошибок учителя. Устремлённый к самосовершенствованию учитель научится замечать свои ошибки, слышать детей и изменять себя. Наши эгоистические представления о нас самих похожи на толстые стены, закрывающих свет и тепло человеческих душ. Если бы в один прекрасный день эти стены рухнули под воздействием внутренних усилий всего человечества, то мы были бы удивлены и ослеплены тем, что каждый человек есть носитель чистого света, который получает он ещё при рождении, а взрослея, глубоко прячет за стенами эгоизма, называя этот процесс приобретением жизненного опыта.

Человек приходит в мир для человека, учитель, понявший эту простую истину, становится солнцем для своих учеников. Он изменяется внешне, утончаются его мысли и чувства, благородными становятся его поступки, через его слово спускаются в мир образы красоты, которые необходимы для воспитания чувств ребёнка.

Современный урок наполнен множеством технических достижений. В арсенале учителя появляются: компьютер, мультимедийная доска, проектор, программное обеспечение уроков, электронные учебники, широко распространяется дистанционное обучение. Учитель может и должен владеть всем этим, но необходимо понять: обучают не программы, учебники, и технические средства, а сердце, ум и душа учителя.

Воспитать потребность человека в человеке не может машина или компьютерная программа. Сделать это может только человек, владеющий искусством слова. «Тонкость внутреннего мира человека, благородство морально-этических отношений не утвердишь без высокой культуры словесного воспитания. Многолетний опыт убеждает в том, что слово учителя пробуждает в маленьком ребёнке, а потом в подростке, юноше, девушке чувство человека – глубокое переживание того, что рядом со мной человек со своими радостями и печалями, интересами и нуждами.

Пробуждение, развитие, постоянное культивирования чувства человека невозможно без увлечения человеком, без удивления его красотой, мужеством, героизмом [10.С.336-337].

Человек не случайное явление на Земле. Современные открытия в области астрофизики доказывают, что Вселенная в момент её возникновения, 13,8 млрд. лет тому назад, обладала такими параметрами, которые привели к появлению человека. Случайное совпадение многочисленных условий исключается учёными. Это явление получило название антропный парадокс (другие названия – принцип антропности, антропологический принцип). Суть его заключается в следующем: «Свойства Вселенной такие, какими они должны быть для того, чтобы обеспечить появление и существование человека» или «существование Вселенной, человечества и каждого человека – взаимосвязанные части единого процесса» [3.С.136].

Человек необходим Земле, Вселенной и Космосу. В Мироздании всё от клетки до Вселенной построено по единым законам и развивается по ним. Кажущаяся стихийность наблюдаемых нами явлений, есть лишь выражение определённых законов, которые пока нами не поняты. В действительности, Мир построен очень гармонично и, если своими необдуманными действиями мы начинаем угрожать гармонии Мира, то возникают препятствия, останавливающие нас. К сожалению, часто к осознанию Мировых или Космических законов мы приходим через жизненные страдания, начиная уяснять Мировые законы на языке нравственных понятий.

Л.В. Шапошникова отмечает три основных Космических закона. «Первый закон Космоса, о котором необходимо упомянуть: Высшее ведёт в эволюции низшее. Без водительства материи высшего состояния, в какой бы форме это ни происходило, эволюции материи низшего состояния не происходит. Второй закон: В каждом явлении на Земле существуют две стороны – земная и надземная. Без учёта обеих сторон реальность явления не может быть постигнута. И, наконец, третий закон, закон учительства: Никакое знание и или познание не может произойти без Учителя. Уровню учителя соответствует уровень ученика – начиная с земного учителя и кончая Учителем, представленным в цепи Космической иерархии, уходящей в Беспредельность» [16. С. 25].

Дети не могут самовоспитываться без взрослых. Невоспитанное человечество может представлять серьёзную угрозу для биосферы Земли, о чём уже сейчас свидетельствуют глобальные экологические кризисы. Вселенная созидательно трудилась для того, чтобы появился человек, способный осознать законы Мироздания и начать строить свою жизнь согласно им. Учительство – это не только профессия, прежде всего, это определённая миссия по передаче знаний и опыта от всего человечества тем, кто идёт ему на смену. Количество людей, сознательно выполняющих миссию, никогда не было большим, но оно никогда и не уменьшалось ниже определённого критического уровня, необходимого для «связи времён» и для очеловечивания среды людей.

В жизни почти каждого из нас были один-два настоящих учителя, чьи образы сохраняются в глубинах души как самые светлые воспоминания детства, отрочества и юности. Учителя эти не только оставили светлый след в жизни, но и наложили свой отпечаток на нашу личность. Безусловно, все мы неповторимы, но в нас продолжают жить люди, любившие нас. А настоящие учителя умели и умеют любить. Замена учителя программой, технологической картой или другими техническими новшествами не может привести к прогрессу, так как вступает в противоречие с Космическими законами: «Постоянного энергообмена», «Высшее ведёт и направляет низшее», «Учитель – ученик».

Любой учитель скажет, что без его душевных затрат дети никогда не научаться читать и писать, не постигнут азы науки. «Вкладывание души» в ребёнка – это заинтересованность учителя в том, чтобы ребёнок совершенствовался, развивался, взрослел. Это ощущение ответственности за то, что тебе доверили самое дорогое – жизнь и судьбу растущего человека, и ты отвечаешь за них перед совестью и Богом, поэтому не сможешь выкладываться частично, беречь силы и энергию, проходить мимо слёз, неудач, радостей и увлечений детей.

Если ты «вкладываешь душу» в детей, то в твоих мыслях дети будут жить и тогда, когда ты на работе и тогда, когда ты дома. Ты начнёшь замечать неповторимость и уникальность каждого ребёнка и целенаправленно оттачивать методы и приёмы работы с детьми, ты начнёшь ждать с ними встречи, в мыслях беседовать с ними, творить для них уроки, волноваться о том, чтобы показать ученикам именно этот фильм, прочесть именно этот рассказ или книгу. В твоей жизни, в любых её ситуациях, будет течь параллельный поток, имя которому: «Школа и Дети».

Важная духовная составляющая урока, без которой не возникает духовной общности, – его человечность. Урок готовится для конкретных мальчиков и девочек, поэтому кроме суммы знаний в нём должны присутствовать живые человеческие отношения, искренняя заинтересованность учителя в детях, в их судьбах.

«Только какая-то частичка моего мозга занята мыслями о материале, который изучается на уроке. А весь я поглощен мыслью о детях, их чувствах, об их родителях, о самом главном и самом трудном – человеческом счастье, – пишет В.А.Сухомлинский, – Судьба этих малышей в твоих руках, воспитатель; ты творец их счастья. «…» Урок – не только перекладывание знаний из головы учителя в головы детей. Это, прежде всего, отношение ребёнка к знаниям, но также и отношение ребёнка к вам, воспитатели. На уроке, по моему твёрдому убеждению, должно наиболее полно и ярко раскрываться отношение человека к человеку как высшей ценности» [9. C.177] .

Очеловечивать урок и пространство вокруг ребёнка – это значит одухотворять его, наполнять высокими чувствами и переживаниями учителя, связанными и с детьми, и с предметом. «Прежде всего, – пишет В.А.Сухомлинский, – нужно, чтобы в тех мыслях, которые доносит учитель до сознания школьников, он выражал самого себя, чтобы к сердцу детскому прикасались не холодные истины, а живая, страстная личность педагога. Это зависит от того, насколько знания, которые преподаёт учитель ученикам, стали его личными убеждениями, вошли в его душу. Это зависит и от общей культуры, эрудиции, широты научного горизонта учителя. «…» Если у учителя есть это богатство, то его интеллектуальное общение неминуемо выходит за рамки урока и приобретает индивидуальный характер: интеллект педагога и интеллект отдельных учеников связываются десятками нитей – это и есть живые дорожки от сердца к сердцу» [9. С.26-27].

Наука – есть отражение целостности и красоты Мироздания на языке конкретного знания. В ней звучит Музыка Небесных Сфер, уловить которую может лишь чуткое ухо. Удивительно, но все мыслимые и немыслимые чудеса сокрыты в научных подтекстах, а человечество изобретает все более совершенные методики постижения текстов. Но невозможно предложить совершенную методику любования звёздным небом или восхищения бабочкой пьющей нектар, или заставить сохранять нравственную чистоту в мире, наполненном страстями. Просто однажды ты постиг всё это, когда твой отец, сидя вместе с тобой у костра, обхватил тебя за плечи и тихо сказал: «Посмотри на небо, как красиво», а твой лучший друг, увлечённый миром насекомых, открыл для тебя существо иного мира – бабочку, а любимый учитель русского языка и литературы подарил тебе образы Пьера Безухова и Наташи Ростовой.

«О мир, пойми! Певцам во сне открыты Закон звезды и формула цветка», – говорит нам Марина Цветаева. Но мы упорно и сознательно продолжаем выделять из целого его части, лишая их первозданной красоты и возводя в ранг нового целого, теряем ощущение гармонии в науке, когда пытаемся очистить её от возвышенных и прекрасных чувств человека. «Настал момент понять, пишет французский антрополог Пьер Тейяр де Шарден,что удовлетворительное истолкование универсума «…» должно охватывать не только внешнюю, но и внутреннюю сторону вещей, не только материю, но и дух. Истинная физика та, которая когда-либо сумеет включить всестороннего человека в цельное представление о мире» [6.С.40].

Музыка Небесных Сфер звучит в любом школьном предмете, если её слышит учитель. Ощутив красоту предмета, учитель обязательно найдёт способы донести её детям, в этом и будет заключаться очеловечивание среды вокруг ребёнка. Мертвые, формальные знания лишены радости, они не оживляют ум, не мотивируют процесса обучения. Вызывают ощущение тоски, скуки и желания вырваться на свободу из-под их гнёта.

Павел Флоренский, будучи профессором математики и глубоко чувствуя истинную красоту этой науки, так описывает свои впечатления от одной лекции по математике: «Лектор читает бойко, как 1-й ученик, наизусть выучивший урок. Но когда слушаешь его быстрый пробег понятий, то возникает мысль: что за ненужная наука математика, какой-то сплошной произвол, лишённый как мотивировки, так и целеустремлённости. С этим направлением я боролся всю жизнь. Математика самая важная из наук, образовывающая ум, углубляющая, уточняющая, обобщающая, связывающая всё миросозерцание в один узел; она воспитывает и развивает, она даёт философский подход к природе. А у нас её излагают как никому ненужную мертвую дисциплину и отпугивают от неё учащихся. Да и учащихся ли только? Подозреваю, что и учащие, бойко владея буквою математики, не понимают смысла этой буквы – и не подозревают его» [7.С.636].

Обучение в школе требует сердечной энергии учителя. В ненужную и мертвую дисциплину наука превращается, если излагается холодным рассудком. Здесь следует обратить внимание на то, что любое явление в нашей жизни всегда имеет две стороны или два полюса. Искренность, сердечность учителя, его возвышенное мышление, заинтересованность и участие в судьбах детей, высокую культуру его чувств, не следует путать с низкой культурой чувств и эмоциональной необузданностью. Очеловечивание среды вокруг ребёнка не предполагает её наполнение чувствами и эмоциями низкого качества. Учитель не имеет права эксплуатировать эмоциональную сферу детей. Высокая культура чувств педагога – это результат постоянной его работы над самовоспитанием чувств и обузданием своей низшей эмоциональности. Находясь по 6-7 часов в школе, дети устают не только от обилия информации, но и от обилия эмоций низкого качества, которые обрушиваются на ребёнка, как со стороны сверстников, так и со стороны учителей. «Окрашивание» знаний в межличностные отношения невысокого качества ведёт к нервному перенапряжению, а в дальнейшем и к нервному срыву. К.Д Ушинский в работе «Человек как предмет воспитания. Опыт педагогической антропологии» пишет: «Богатая впечатлительная деятельность, глубокая и сложная нервная организация есть непременное условие всякого замечательного ума и таланта, но только в том случае и настолько, насколько человек успел овладеть этой организацией. Чем богаче и сильней нервный организм, тем легче выбивается он из-под контроля человеческого самосознания и овладевает человеком вместо того, чтобы повиноваться ему, и потому-то в великих людях замечаем мы не только богатство нервного организма, но и замечательную силу воли» [14.С.267].

Умение обуздывать свои эмоции находится в прямой зависимости от развития волевой сферы, а у детей воля развита слабо. Дети легко «заражаются» эмоциями низкого качества именно по этой причине. Многим из нас приходилось быть свидетелями того, как в детском коллективе слёзы или неудержимый смех одного ребёнка, становятся причиной подобных эмоций у остальных детей. Как самовлюблённый учитель, умело манипулируя эмоциональной сферой детей, вызывает чувство вины, создавая такую атмосферу, в которой весь коллектив обрушивается на нарушителя дисциплины и считает его причиной всех несчастий в классе. Дорогие коллеги, разве не переживали вы ситуацию, когда после урока слишком эмоционального учителя, на ваш урок приходят дети, не способные что-либо переживать кроме шлейфа эмоций низкого качества? Всем учителям известно, что часто седьмые уроки напоминают путь на Голгофу, который вы проходите вместе с учениками и трудно сказать, кто из вас страдает больше.

Что же делать в ситуации, когда ребёнок становится глухим к любым проявлениям твоего внимания, когда на его лице ты видишь усталость, безразличие и не слишком скрываемую злость? Прежде всего, понять, что все эти эмоции не обязательно связаны с твоей личностью, они направлены не на тебя, а на те условия, которые складываются вокруг ребёнка и, с которыми он не может справиться. Ему не хватает силы воли ответить на раздражение – спокойствием, на зло – добром, на усталость – бодростью. На всё это должно хватить силы воли у тебя, учитель, потому что ты взрослый и можешь сознательно обуздывать себя. По мере того, как это будет получаться, ребёнок начнёт учиться у тебя не только предмету, но и человеческим отношениям. Для этого необходимо твоё постоянное бодрое состояние, но где же брать силы? Классики педагогики нам советуют: из «веры в Живые Небеса, в безграничные возможности ребёнка, в свою Искру Божью и в преобразующую силу гуманной педагогики» [2,5], из «возвышенных и прекрасных образов» [1], из запечатлённых в душе картин «радостного общения с детьми», из «удивления и благоговения перед духовными богатствами другого человека» [9].

Учителю необходимо учиться не навязывать себя ученикам, а нести через себя свет науки, человеческих отношений, гармонии и красоты. Если же по разным причинам учитель не смог овладеть своими эмоциями, грубо оборвал ученика, обидел его, воспользовавшись своим преимуществом взрослого, как ему быть дальше? Прежде всего, учитель должен запомнить, что он ничего не может делать неосознанно или рефлекторно. Любой свой поступок необходимо анализировать и оценивать, принимая решение о том, как поступать, или не поступать в дальнейшем. Если поведение учителя с точки зрения законов нравственности было недостойным, то в этом нужно честно признаться себе и первым признать свои ошибки перед ребёнком. Обычно, признание вины учителем вызывает искренние теплые чувства в душе ребёнка, волну раскаяния, осознания личной вины в конфликте, а отношения между учителем и учеником очеловечиваются, между ними зарождается духовная общность.

В этой ситуации нам вновь может помочь классика педагогики. Обратимся к опыту создания Янушем Корчаком в Варшавском Доме сирот Республики детей.

«За исполнением закона и порядка следит Товарищеский суд. Пан Доктор сам написал кодекс Товарищеского суда из тысячи пунктов. Суду подвергались все, кто только преступал человеческую норму – и дети, и их воспитатели. Каждый мог подавать в суд. Но это надо понять не как условие спровоцирования детей или их воспитателей доносить, мстить, клеветать друг на друга. Нет, в Кодексе был заключен другой дух: разобраться, осознать, определиться, почувствовать справедливость, совершенствовать нравственность, принять на себя долг  перед обществом.

В суд можно было подавать не только на кого-либо другого, но и на самого себя, чтобы осмыслить оценку своих поступков. На себя подавал в суд, притом не раз, сам пан Доктор: «Когда необоснованно заподозрил девочку в краже. Когда с горяча оскорбил судью. Когда, не сдержавшись, выставил расшалившегося мальчишку из спальни и еще за что-то.

Один раз суд применил к пану Доктору 71 статью: «Суд прощает, потому что подсудимый жалеет, что так поступил». В других же случаях была применена 21 статья: «Суд считает, что подсудимый имеет право так поступать»[4].

Признать свою вину перед ребёнком трудно, но это лишь шаг на пути воспитания в себе высокой культуры чувств. Следующие и более трудные шаги – это сознательное утверждение в себе высоких нравственных качеств, так как любоё чувство полярно и, если утверждается один полюс, то другой исчезает. Нельзя утверждать в себе качество добра – без борьбы с внутренним злом, равновесия – без преодоления беспокойства, искренности – без обуздания лживости. Если учитель перестаёт сознательно работать над положительным полюсом, то в его жизни начинает торжествовать полюс отрицательный.

Все положительные качества требуют сознательного приложения сил и затраты энергии. Все отрицательные качества утверждаются без усилий, через попустительство собственным страстям.

Что даёт силы учителю на этом пути самосовершенствования. Постоянное общение с детьми, постижение детской природы, их светлое жизнерадостное оптимистическое отношение к жизни. «Дети по самой природе своей – оптимисты, – пишет В.А.Сухомлинский, – для них характерным является светлое, солнечное, жизнерадостное мировосприятие. Любить детей – это значит любить детство, а для детства оптимизм – это то же самое, что игра красок для радуги: нет оптимизма – нет и детства. «…» В самих детях, в их оптимистическом мировосприятии – источник моей любви к ним» [9.С.23-24]. А тот, кто любит, стремится сегодня стать лучше себя вчерашнего. Детский оптимизм для учителя и есть источник светлой энергии, необходимый для внутреннего самосовершенствования.

«Предвечерняя тишина. Над цветами летают бабочки, в голубом небе поёт жаворонок, на плесе вскинулась рыбка, – продолжает Василий Александрович, – дети возбуждены, они бегают от цветка к цветку, прячутся в кустах, перекликаются. Всё это – детский оптимизм, всё это – свет через волшебное стёклышко» [9.С.23]. Через детей мы получаем свет, который должны умножить в себе и вернуть детям.

Урок наполняется духовными подтекстами учителя, устремлённого к самосовершенствованию, его светом, волей, желанием добра. Через изящную манеру исполнения урока, через его слово, образное наполнение пространства, в урок привносятся чистые энергии, питающие мысли учеников.

45 минут урока – это целая мистерия жизни, имеющая своё рождение, кульминацию, развязку и итог. Как растущий ребёнок не может попасть в юность, не пройдя отрочества, так и хороший урок не может закончиться раньше, чем наступит его кульминация. В уроке присутствует определённый ритм и последовательная смена событий. Сам ритм урока может оказывать на его участников воспитательное влияние, создавая условия для развития умения не только слышать и смотреть, а и услышать, увидеть, начать размышлять. Ритмические процессы урока позволяют в 45 минут вместить опыт, который человечество накапливало веками и пережить этот опыт совместно с учениками, не только отразив его в сознании, а переосмыслив, применить с точки зрения современности.

Прежде, чем учитель научится правильно строить урок и приобретёт чувство его ритма, подобно тому, как поэт чувство ритма строки, необходима кропотливая работа. К урокам нужно готовиться всегда. Размышления над уроками должны быть оформлены в виде записей, набросков, осаждены как кристаллы из насыщенного раствора мыслей учителя в виде конкретных схем, рисунков, вопросов. Творение урока как любое творчество рождается из внутренних субъективных представлений, освещённых объективной гармонией и красотой, которые проливаются в конкретные события реальной жизни. Задача учителя-творца найти такие методы и приёмы, которые позволили бы без искажений идеальный прообраз урока претворить в реальные события в классе.

Все прекрасные прообразы уроков рождаются в сердце учителя. Сердце имеет своего водителя ритма, постоянные импульсы, возникающие в пучках особым образом устроенных сердечных мышц, его ритм позволяет нам жить, он отвечает реальному времени и пространству нашей жизни. Слышать своё сердце человек может тогда, когда всё его низшие эмоции отсутствуют, когда перед его внутренним взором проходят образы красоты и гармонии. Вот в таком состоянии учителю и нужно творить уроки. Тогда гармоничные сердечные ритмы переплавляются в гармоничные ритмы урока. Возможно, есть учителя, обладающие врождённым чувством ритма урока, но для большинства учителей его постижение возможно только через кропотливый труд над собой и подготовку к уроку. Вся жизнь учителя – это подготовка к хорошему уроку. По мере того, как учитель сознательно развивает в себе благородные нравственные качества, познаёт истинную природу детей и учится их любить, он постигает ритмы урока и способен творить хороший урок. «Знающий, думающий, опытный педагог не засиживается долго, готовясь к завтрашнему уроку. Он не пишет длинных поурочных планов, тем более не записывает в план содержание фактического материала по данному уроку. Он действительно готовится к хорошему уроку всю жизнь» В.А.Сухомлинский [8.С.109].

В хорошем уроке всегда есть кульминация или момент истины. Переживается этот период как радость общения, особое пространство, созданное совместными усилиями учителя и учеников, в котором происходят удивительные открытия, живут замечательные мысли и обостряется взгляд каждого на свой собственный внутренний мир. В этот момент нет учителя и учеников, есть сотворцы коллективной мистерии или таинства постижения знаний, и кажется, что время летит быстро, а хочется ещё и ещё говорить на эту тему именно с этими детьми. Возникает ощущение особого пространства и времени, если хотите, целой Вселенной, сотворённой в классе. Несколько минут проведённые в ней, активизируют мышление надолго, урок продолжается и после его окончания в мыслях учеников. Он прорастает в их будущую жизнь и из будущего питает настоящее.

Важно остановиться на информационном наполнении урока. Обычно, последние научные открытия не успевают попасть на страницы программ и учебников. Но именно они обладают особой привлекательностью и притягательностью для детей, несут мощный энергетический импульс, активизируют мышление. Может показаться странным, но для материала, излагаемого на уроках в течение десятков лет, и для методических приёмов учителя справедливо понятие – «усталость». Если фактический материал по предмету хорошо усвоен учителем и преподается детям десятки лет без изменений, то отжившие свой век ментальные конструкции становятся тормозом для развития мышления детей. «Посмотрите на иного преподавателя, который, что называется, втянулся в свою должность. Он, кажется, принимает живое участие в том, что говорит, пишет К.Д.Ушинский, – делает энергичные жесты, многозначительно улыбается, грозно хмурит брови. Но не верьте этим жестам, этим улыбкам, этим юпитеровым бровям. Он точно также улыбается, точно также стучит рукой двадцать лет сряду на каждом уроке. Он сладко дремлет и сердито просыпается, когда какой-нибудь шалун нарушит его спокойствие. После лекции, когда он приходит домой, серьёзные житейские заботы, а может быть, и преферанс, смотря по вкусу и летам, снова пробуждают его к жизни. Как же требовать, чтобы у такого преподавателя ученики сохранили возбуждённое состояние, необходимое для всякого плодовитого ученья: они только сидят смирно, боясь разбудить дремлющего, хотя говорящего учителя» [14.С.25].

Учитель энергией своей мысли питает энергию мысли ученика. Ему должно быть захватывающе интересно то, что он рассказывает на уроке, если же учитель, излагая материал, испытывает скуку, то дети её испытывают в три раза больше, защищаясь нежеланием учиться и плохим поведением. В урок желательно вводить современные научные достижения, ещё пока не вошедшие в учебник. На уроках биологии можно говорить о расшифровке генома человека, о загадках его работы, о перспективах генной инженерии, о вопросах этики в биологии, об астрофизических теориях струн и множественной вселенной, пытаясь понять и осознать феномен жизни, о законах синергетики и, даже о бозоне Хиггса.

Интересно отметить, что современные дети обладают иным, нежели у нас, типом мышления. В нём присутствует наличие совершенно новых подходов в решении проблем и поставленных вопросов. Если только учитель создаёт условия для проявления мыслительной деятельности учеников, а не навязывает им свою логику постижения предмета, то он вскоре убеждается в том, что и его мышление приобретает новые характеристики, которые он получает от своих же учеников. Постоянный обмен мыслями в одинаковой степени стимулирует развитие мышления и учителя, и учеников. Эволюция никогда не стоит на месте. Человечество как вид тоже развивается и эволюционирует, приобретая новые качества, которые отражаются на особенностях работы головного мозга, обладающего «жаждой» познания. Согласно антропному принципу, Вселенная «хочет», чтобы её познавали. Поэтому все новые открытия и вся новая информация о мире, впитываются сознанием ребёнка с особым интересом. На основании нового в умах подрастающего поколения зреют непостижимые пока нами открытия и захватывающие теории.

Необходимо отметить ещё одну особенность нервной системы и головного мозга детей, о которой писал В.А.Сухомлинский, это незрелость или «детство мозга».

«В длительности периода развития человеческого организма – большая тайна природы. Этот период как будто сама природа отвела для развития, укрепления, воспитания нервной системы – коры больших полушарий головного мозга. Человек именно потому и становится человеком, что в течение очень продолжительного времени он переживает период младенчества нервной системы, детства мозга» [11.С.36.].

При всех новых эволюционных особенностях нервной системы ребёнка, его головной мозг нуждается в периоде «дозревания». Информационный поток, обрушивающийся на ребёнка, должен прерываться периодами осмысления и обдумывания, то есть сознательной работой с информацией, при которой воспитываются волевые качества личности. Если этого нет, то информация «убивает» головной мозг, вызывая различного рода психические расстройства, со временем перерастающие в соматические. В наше время обилие различной информации обрушивается на детей, они не выходят из информационного потока, в котором постоянно находятся без должного осмысливания. «Нормальная деятельность нервов состоит именно в том, пишет К.Д.Ушинский, – что они устают и потом отдыхают и потом снова начинают действовать; но выведенные из этой нормальной деятельности, они как бы перестают уставать, продолжают работать с необыкновенной энергией и часто мучат нас своею непрошенною работой» [14.С.264].

Причина гиперактивности многих современных детей лежит в постоянном перевозбуждении их незрелой нервной системы, обладающей большими задатками. Нервная система «потому и непокорна, что она слишком богата» [14.С.271]. Наставнику детей с богатой нервной организацией Константин Дмитриевич советует: «Давать как можно менее пищи фантазии ребёнка, и без того уже раздражённой, обратить внимание на развитие в нём холодного рассудка и ясного сознания; упражнять его в ясном наблюдении над простыми предметами, и ясном и точном выражении мыслей; «…» при всяком удобном случае … упражнять волю ребёнка и мало-помалу передавать ему власть над его нервной системой» [14.С.271].

Информационный блок урока не может иметь большой объём, но мыслительные операции с ним: сопоставление, обобщение, выделение главного, уяснение понятий, анализ, – должны занимать большую его часть. Новая информация не просто повторяется, а как-бы вращается в пространстве урока, для её осмысления и постижения детьми с разных сторон.

В момент такого «вращения» новой для детей информации, учитель также открывает для себя новые грани хорошо известного материала. Происходит взаимное обогащение, уходит скука и открываются более широкие горизонты мышления, как для учителя, так и для учеников.

Учитель и ученики – духовные существа. Осознавая это, учитель продолжает путь лучших учителей человечества. Что ждёт его на этом пути? Большие препятствия, но и большие радости их преодоления, непонимание окружающих, но и искренняя детская любовь, отсутствие изобилия, но и довольство малым, трудная жизнь, но и ощущение счастья от того, что в уроке, в детях, в своей жизни он может ощущать присутствие Творца.

Тихий осенний вечер, уроки в школе закончились и есть время размышлений по пути от школы домой. Дорога – это хороший символ. Она, местами ровная, без ухабов, а местами, извилистая, с выступающими камнями, как и жизненный путь. Несу домой астры. В учительской профессии всё символично. Астры, наполняющие школу, – это сентябрь, пионы, пронзительно пахнущие в вёдрах, – это май. Дети несут в школу те цветы, которые расцвели у них в палисадниках, на дачах, под окнами домов. День окончания занятий в школе – весна – это праздник пионов, а день начала – осень – праздник астр. Наверное, цветы «очень хотят», чтобы их приносили в школу, тогда их цветочная жизнь обретает смысл.

Моя дорога в школу идёт над речкой, на обочинах дороги цветут степные травы. Они тоже символичны. Когда появляются мятлики и овсяница, начинается лето, а когда полынь, тысячелистник и заросли донника – осень. Уже почти полвека – эта дорога всё та же, иногда мне говорят: «Неужели тебе не надоело ходить всю свою жизнь только по одной дороге». Но за трёхмерным миром явлений и вещей кроется духовная бесконечность. Звёздное небо над нами тоже постоянное. Мы смотрим на него всю жизнь, и каждый раз поражаемся его красоте, потому что за жемчужинами звёзд своим духом ощущаем присутствие иной мерности, которую пока не можем постичь, но она притягивает и удивляет нас.

Первого сентября волнуюсь. Начинаю урок каждый раз как впервые в жизни. Вдруг не получится. Многие, возможно, скажут: «Уроки в школе – это как твоя дорога домой и в школу, – всё одни и те же. Да и жизнь школьного учителя всё одна и та же: уроки, звонки, уроки, зачем волноваться». Но так кажется только тем, кто смотрит на профессию учителя, находясь в плоскости материального мира. Если бы наша жизнь ограничивалась только телом, то так и было бы. Но люди духовные существа и смысл нашей жизни заключается в том, чтобы постичь свой внутренний мир, а потом заметить его в другом человеке, заметить и восхититься.

Школа – это дети, много детей со своими духовными мирами, со своей внутренней бесконечностью. Наши бесконечности могут пересекаться, и в такие моменты нам вместе хорошо, мы устремляемся в невероятные просторы общей мысли, нам радостно и светло. Возможно, кто-то скажет, что это лишь плод моей фантазии и попытка украсить рутину школьной жизни, но для меня эта «фантазия» жизнь духа, к которой иду по дороге, ведущей в школу, и поэтому жизнь моя обретает смысл.

Используемая литература.

1. Амонашвили Ш.А. В чаше ребёнка сияет зародыш зерна культуры. – Рига: Паркс рекламай, 2006.

2. Амонашвили Ш.А. Учитель, вдохнови меня на творчество! Всеукраинская ассоциация Гуманной Педагогики. – Донецк: из-во «Ноулидж» (донецкое отделение), 2011.

3. Бойчук Ю. Єкологія людини – галузь сучасної науки / Біологія Хімія. -К.: - 2007 - №3.- с. 47 – 48.

4. Дети прежде всего. http://gumannaja-pedagogika.ru/news/stromats/62-stromats/423-2012.

5. Манифест гуманной педагогики.- Донецк: из-во «Ноулидж», 2011.

6. Пьер Тейяр де Шарден. Феномен человека. – М.: «Наука», 1987.

7. Священник Павел Флоренский. Письма с Дальнего Востока и Соловков // Сочинение в четырёх томах. Т.4. М.: «Мысль», 1998.

8. Сухомлинский В.А. О воспитании. – М.: Издательство политической литературы, 1997.

9. Сухомлинский В.А.– Переиздание. М.: Издательский Дом Шалвы Амонашвили, 2002.- (Антология гуманной педагогики).

10. Сухомлинский В.А. Рождение гражданина // Избранные произведения в пяти томах. Том третий. – Киев: «Радянська школа» 1980.

11. Сухомлинский В.А. Сердце отдаю детям. К.: – «Радянська школа», 1972.

12. Толстой Л.Н. – Переиздание. М.: Издательский Дом Шалвы Амонашвили, 2002.- (Антология гуманной педагогики.)

13. Ушинский. – Переиздание. М.: Издательский Дом Шалвы Амонашвили, 2002.

14. Ушинский К.Д. Избранные педагогические сочинения в двух томах. Т.1. Под ред. А.И. Пискунова. М.: «Педагогика», 1974.

15. Шапошникова Л.В. Исторические и культурные особенности нового космического мышления//Объединенный Научный Центр проблем космического мышления. – М.: МЦР, Мастер-Банк, 2005.

16. Шапошникова Л.В. Творец космической эволюции // Культура и время 2009. № 4(34). С. 24-29